Логотип
Подписной индекс:
83218
 
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(8462) 35-59-56
(8462) 59-69-14

Война и женщина

Мужчина - воин, так заложено от веку. Женщина - любимая и любящая, несущая миру нежность и новую жизнь, это незыблемо. Но, в тяжкие для Родины годины, женщины становятся вровень с мужчинами. Страшно, недопустимо, но шли и идут по дорогам войны женщины. Связистки и летчицы, врачи и санитарки, повара и снайперы, спецкоры и разведчицы, переводчицы и ....
Вам, нашим дочерям, нашим сестрам, нашим матерям вечная наша благодарность!

Наталья Иосифовна ФедороваНаталья Иосифовна Федорова скупо говорит о войне. Эти воспоминания приходят иногда по ночам, вороша давно прошедшие годы.

22 июня 1941 года Наташа Смолицкая с однокурсницами по Ленинградскому медицинскому институту отправилась по магазинам. Возвращалась счастливая, неся покупку - ватное одеяло с роскошным ярко-розовым сатиновым верхом. Вышли на Невский, а там толпы народа слушают разносившийся из репродукторов голос Молотова. Война... В этот же день 3 подруги отправились в военкомат. Думали, что война будет недолго, спешили принять в ней участие. Направили их на 3-х месячные курсы военных медсестер, но 8 сентября замкнулось кольцо блокады. Учеба закончилась. Началась война и для них. И, вскоре, Наташа без всякого воинского звания представляла всю военную медицину в 804 отдельном автобате 2-ой ударной армии, которая двигалась к новгородским лесам, пытаясь вырваться из немецкого кольца.

Наталья Иосифовна рассказывает: "Мы двигались довольно быстро и сначала поражались, что немцы нас не трогают. Шли по, шириной с машину, болотистой дороге, с лежащими на ней поперек тонкими стволами деревьев. Вдали слышны пулеметные очереди, только потом мы поняли, что нас загоняли в "мешок". Машины идут медленно, плотно друг к другу. Если подобьют одну машину - встает вся колонна . "Кукушки" - снайперы постреливали в основном, чтобы посеять панику. Я, худенькая девочка, сижу рядом с водителем, в "романовском" полушубке, в ватных штанах, заправленных в валенки на 4 размера больше, в руках большая и объемная санитарная сумка, пистолет ТТ и рукавицы, сшитые марлей, чтобы не потерять.

Наталья Иосифовна ФедороваОдин раз подбили нашу машину, мы вместе с шофером отползли на обочину к подбитому немецкому танку, а из него доносился голос Франчески Галь из зарубежного фильма, и повеяло довоенным временем.

Двигаем понемногу дальше. Увидела на ветровом стекле трещинки, а звука никакого не слышала, только вдруг шофер голову на мое плечо уронил и на полушубок начала стекать кровь. Машина двигается, я реву, спасибо саперы услышали и буквально выдернули меня из кабинки.

Через несколько дней стали выходить небольшими группами по 5 человек из окружения. В автобате все шоферы-мужики, так и выбиралась наша группа - четверо мужиков и я. В одном месте наткнулись на подготовленные немцами к сжиганию, очень аккуратно сложенные штабелями трупы наших красноармейцев.

Впереди нас шел корпус Гусева. Кони падали от голода, а мы вымачивали их шкуру и жевали как жвачку, пытаясь так утолить голод. Все завшивели. В руку мне попал осколок, рука болит, портянки наматывать я не умела, на ногах потертости, правая нога болит ужасно, поднялась температура, озноб. И, наверное, на мое счастье набрели на землянку, где жила бабушка, оказавшаяся моей спасительницей. Принесла бабуля ведерко с грязным мелом и красную тряпку, а у меня уже опухоль и краснота дошли до колена. Вот этим мелом и красной тряпкой обмотала бабуля мою ногу. Через несколько дней я потихоньку стала вставать. Мужчины меня не бросили, да тут еще прибился к нам начпрод Ратнер. У него были запасы: брикеты пшенной каши ("черноокая блондинка") и шоколад".

С тех пор Наталья Иосифовна не выносит шоколад не только на вкус, но и на запах. Вышли они из окружения и начались госпитали. В Малой Вишере попала в госпиталь с дистрофией, потом в другой на лечение, но долго не залеживалась.

СемьяКрасавица маленькими ножками в ладных сапожках вышагивает по улице, черный беретик еле держится на шикарных волосах, которые не остригла даже в окружении, глаза сияют - весна и молодость берут свое. Впереди канава с водой... И, тут сзади ее подхватывают сильные руки и переносят на сухое место.

"Благодарность" последовала мгновенно в виде звонкой пощечины. Так состоялось знакомство, а в октябре 1942 года командир полка Бердяев издал приказ: "...военврача Юркова Константина Владимировича и медсестру Смолицкую Наталью Иосифовну считать мужем и женой". 23 мая 1943 года они пошли в Волховстроевский ЗАГС. У невесты не было белого платья, и букет состоял из веточек березы с сережками, но они были влюблены и просто счастливы. Их семейная жизнь состояла из коротких встреч между боями и записок, которые она хранит до сих пор. Война есть война, и однажды Наташа слышит вопли. Она туда. Смотрит: лежит огромный старлей - связист, раненный в бедро. Наложила жгут, надо тащить, а у него на плече катушка с проводом, весом 26 килограмм, и не снимает, орет: "...не брошу, материальная ценность". Так, пятясь задом, тащила его за воротник и бултых в воду, а плавать не может. И вдруг чувствует, что летит как мячик, это раненный ее своей ручищей вытолкнул. Через сорок с лишним лет они встретились с Николаем Ястребовым в Самаре и, вспоминая, не могли понять - кто тогда кого спасал.

В 1943 году 24 августа в деревне Колчиново перед строем ей вручили Орден Красной Звезды. Медаль "За оборону Ленинграда" нашла ее в 1978 году.

27 января в Ленинграде прогремел салют, ознаменовавший снятие блокады. В эти счастливые дни, 30 января 1944 года Костя пришел к ней в госпиталь, и никто не знал, что видятся они последний раз. Страшный сон в ночь на 7 февраля помнит всю жизнь до мельчайших подробностей. Снился Костя лежащим на кушетке в свитере, купленном ею, с развороченной грудью. Проснулась в ужасе и на санитарной машине бросилась к нему в дивизию. Лес, штабная палатка, усталый майор Артемьев поднял голову и услышав фамилию сказал: "Уж не жена ли того военврача, что вчера во время бомбежки погиб?"... Именно в тот час, когда она видела сон, все и случилось. Помнит, что сбросив шарф, пошла куда-то, влезла на валун. Как сквозь пелену видела, что ей кричат, машут руками... Оказалось, что прошла по минному полю. Снимали с камня с помощью саперов. Костины часы хранит и сейчас. В 1984 году побывала на братской могиле, где он захоронен.

Душа леденела, сердце разрывалось, а война продолжалась и ... Снова бои, стоны, кровь. Работала в операционной.

Прибалтийский фронт. Бои в Эстонии, небольшой хутор, здесь расположилась операционная палатка. Старшина Федор Кавешников вызвал Наташу поговорить. И вдруг свист и бомба разворотила палатку, из которой, она только что вышла. Наталью ударило глыбой мерзлого песка. Потом надо было идти дальше, и старшина Кавешников, не слушая ее возражений, засунул ей в "сидр" две банки "второго фронта". Эстонцы, устраивавшие засады, стреляли с крыш. Пуля застряла в беконе.

Второй раз Кавешников спас ей жизнь. Судьба...

Осенью 44-го на границе с восточной Пруссией, получила ранение в живот, попала в госпиталь в Кенигсберге , откуда сопровождающая привезла ее в Куйбышев, где находились в эвакуации родители. Опять госпиталь. И, сейчас, проходя мимо нынешнего здания Университета Наяновой, Наталья Иосифовна мысленно возвращается в госпиталь 3939.

В ноябре 44-ого она стала студенткой куйбышевского медицинского института. Осенью 49-ого молодой хирург Наталья Иосифовна начала мирный трудовой путь, спасая молодых мам, чтобы они возвращались к своим детям, во имя жизни которых она и воевала.

Молодость жаждала счастья. Новая семья, муж Федоров Василий Федорович, с которым прожито 48 лет. Вырастили сына. Теперь уже взрослые внучки, растет правнук. Побелела голова, частенько побаливает, но на встречах ветеранов старается бывать всегда.

О, эти встречи, наполненные радостными и горестными воспоминаниями, надеждами, что наступит время, когда не будет войн. Наверное, это о таких встречах сказала участница той страшной войны, Нина Михайловна Сафонова.

"...Но сколько б время ни прошло,
Мы помним тех товарищей.
Мы с прошлым кровью связаны,
Мы мертвым всем обязаны..."

Больше всего Наталья Иосифовна хочет, чтобы ее судьба в молодости не повторилась ни у кого, чтобы не убивали любимых, чтобы женщины не взваливали на свои плечи мужские ноши. Если бы могла она крикнуть во весь голос на весь мир, то это были бы слова: "Берегите мир, люди!"

P.S. Выражаю благодарность за помощь Л.В. Муруговой


Мария Мюльбах

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000, Самарская Лука.