Логотип
Подписной индекс:
83218
 
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(8462) 35-59-56
(8462) 59-69-14

Окончание. Начало "Самарская Лука" №10

Поход на Кондурчу


Великий железный Хромец


IY. ИЗВИНЕНИЯ НЕ ПРИНЯТЫ

"Эмир Тимур признал за истинное потребовать посредником между собой и Тохтамышем сверкающий меч"
Гияс ад-дин Али

В 1390 году ничто не угрожало восточным границам Мавераннахра. К этому времени закончилась длившаяся с 1375 года война с Могулистаном, а его эмир, союзник Тохтамыша, Камар ад-дин после потери армии, кочевий Семиречья и Тарбагатая был загнан войсками Тимура (дошедшими до Иртыша) в горный Алтай и исчез.

На Севере от Яика до Ишима, пасли стада и несли службу на почтовой дороге в коренной Улус монголы древнего рода Белых Мангытов, составляющие ядро Ногайской Орды, деды которых состояли в гвардии героя монгольских и русских былин одноглазого толстяка мириарха Ногая. Большим авторитетом у гордых воинственных степняков пользовался бывший темник Левого крыла орды Тохтамыша и его непримиримый враг эмир Едигей находящийся на службе у Тимура. Едигей не очень-то афишировал свою близость к Великому Эмиру и это не мешало ему получать от соплеменников самые точные сведения о положении дел в Великой Степи от Волги до Иртыша.

Сопоставляя донесения органов разведки с докладами Едигея, Тимур решил, что пора выступать в поход и наказать неблагодарного Тохтамыша за набеги на Мавераннахр в его собственных владениях. Такого же мнения были и гостившие у Тимура, оставшиеся в живых сыновья Урус-хана Темир-Кутлуг и Койричак-оглан, и Ак-ордынский генерал в отставке Кунче-оглан - постоянный противник Тимура по игре в шахматы. Все они, как и их друг Едигей, были квалифицированными специалистами по степным походам, а к классным специалистам Тимур относился с большим уважением. К тому же большая часть предполагаемого маршрута движения войск проходила по бывшей Ак-ордынской территории, а здесь упомянутые князья были у себя дома. Поэтому, с полным основанием, можно назвать несостоятельным упрек Российского Генштаба генерал-лейтенанта и историка М.И.Иванина в адрес французских переводчиков. Они якобы ошибочно называли "князьями" проводников (качарчи) тимуровских войск при походе на Кондурчу.

К 1391 году Тимур имел тридцатилетний опыт полководческой деятельности и, следуя Великой Ясе Чингисхана, значительно усовершенствовал его десятичную систему построения войск. Создав лучшую в мире, по тем временам, конную армию, Тимур не забыл и о пехоте и о инженерных частях, комплектуемых из оседлого населения, чего почти не делал его великий предшественник. По замыслу Тимура пехотные подразделения выполняли оборонительные функции, добиваясь дезорганизации конных атак противника. Пехотинцы - лучники, стреляя из окопов защищенных прочными окопными щитами (чапарами), были трудно досягаемыми для оружия конников; к тому же окопы, кроме собственно укрытий, представляли собой значительное препятствие для мчащихся в атаку всадников.

К инженерным войскам причислялись саперные, артиллерийские и вспомогательные подразделения в обязанности которым вменялось: наведение переправ через водные преграды и устройство подходов к ним, обслуживание осадных и камнеметательных машин, изыскание и устройство подземных источников воды (колодцев), обустройство водопоев, устройство и содержание походных лазаретов, бань, уборных и мусорных свалок на местах стоянок. Для похода на Кондурчу Тимур приказал организовать и придать войскам бригады рыбаков, с орудиями лова, из специалистов - жителей прибрежных селений рек Аму и Сыр.

Там где дело касалось подготовки боевых рейдов для Тимура не было мелочей. У него до всего доходили руки и не потому ли он достиг вершин могущества, а военная история причислила его к рангу Великих полководцев. Нельзя сказать, что это "причисление" легко "входит в нить повествования" историков. В умах их, блеск великих деяний Тимура подсознательно омрачался зловещими тенями от башен из человеческих тел и черепов. Поэтому и по другим причинам ставилась под сомнение мусульманская правоверность Тимура. Однако, это не помешало ему стать солдатским императором сумевшим внушить своим воинам слепое подчинение приказам. Ненавидевший его за неподдающуюся объяснениям изощренную жестокость, за собственное сиротство и плен, Ибн Арабшах писал о Тимуре: "Друг храбрых солдат, сам полный мужества он умел заставить уважать себя и повиноваться". И солдаты повиновались ему, а их жены обожали его.

Многолетний кровопролитный конфликт между Тимуром и Тохтамышем внешне объяснялся просто: спором из-за Хорезмского эмирата и Азербайджана. Но были причины и незримого личностного характера. Тимур глубоко переживал вероломство не оценившего его помощи при возведении на престол Золотой Орды хана Тохтамыша. Недовольство своей недальновидностью, досада на допущенную оплошность как и набеги золотоордынцев на Мавераннахр и Азебайджан раздражали его. В свою очередь Тохтамыша угнетало сознание того, что своим воцарением он обязан более Тимуру нежели собственным успехам. К тому же, в его глазах, Тимур давно утратил значение "благодетеля" некогда опекавшего его, а постоянные напоминания об этом унижали хана Улуса Джучи проводившего независимую политику. Жестко были настроены и сторонники решительных действий против Тимура - многочисленные советники Тохтамыша, его беки и огланы - энергичные противники любой зависимости раздольной Великой Степи с Ее поклонением Вечному Небу, от городского мусульманского Мавераннахра.

"Он (Чингисхан) приказал своим наследникам проверять лично войска и их вооружение перед битвой, поставлять войскам все необходимое для похода и наблюдать за всем, вплоть до иголки и нитки, и если какой-либо воин не имел необходимой вещи, то его надлежало наказать" - эту рекомендацию Великой Ясы Тимур неукоснительно исполнял и имел моральное право требовать постоянной готовности к походу и сражению от солдат и офицеров, проявляя к ним внимание и заботу достойные подражаниям в последующие более цивилизованные времена.

"Пусть воин будет убит, но жалование он непременно должен получить". В этих жестких словах Тимура не только подчеркивается важность безупречного довольствования солдат, здесь присутствует постоянно действующий приказ командирам, финансистам, интендантам об обеспечении войск всем необходимым.

Погода глубокой осени 1390 года благоприятствовала подготовке похода. Двухсоттысячная армия Тимура, стянутая под Ташкент для смотра, огромным лагерем расположилась на плодородной равнине Парсина обширные естественные и искусственные луга которой, подготовленные к приходу войск, обеспечивали подножным кормом многочисленные табуны лошадей, верблюдов и отары баранов, а реки Сыр и Келес с притоками служили отличными водопоями. Тимуровские командиры очень добросовестно исполняли свои обязанности и к намеченному сроку армия была полностью укомплектована личным составом, боевыми конями, вьючными и упряжными животными, продовольствием, фуражем, инструментами и оборудованием походных учреждений. Дотошные инспекторы родов войск нашли экипировку воинов соответствующей установленным нормам и Тимуру было доложено о готовности к смотру.

К месту дислокации армии Великий Эмир прибыл с "Царем Ислама" - номинальным ханом Султан Махмуд-ханом в окружении многочисленных жен и внуков, и в сопровождении двенадцатитысячного гвардейского корпуса, Сыновья Мираншах и Омар-шейх давно были при армии, занимаясь ее организацией в качестве командиров корпусов (кулов).

19 января состоялся смотр-парад. Перед Тимуром и его свитой, показывая элементы боевой выучки, прошли корпуса легкой и тяжелой кавалерии, полки пехотинцев с караванами быстроходных верблюдов увешанных окопными щитами (чапарами). Инженерный корпус бодро прокатил на двухколесных арбах оборудование походных бань, лазаретов, мастерских. Не было лишь тяжелых осадных и камнеметательных машин и понтонов для наведения мостов. Тимур непланировал штурмовать крепости и переходить Великую реку Итиль (Волга). Он остался доволен и показательными выступлениями бойцов и докладами командиров, и был уверен в успехе задуманного. А задумано было: лишить Тохтамыша возможности контроля за частью Великой Степи западнее Яика, откуда исходила постоянная угроза Мавераннахру.

22 января Тимур отправил жен в Самарканд, оставив при себе младшую Чолпан-Мульк, дочь монгола Хаджи-Бека. По рекомендации, не приказу Тимура каждый воин мог брать в поход жен, но только одна содержалась за счет госказны. Юная Чолпан-Мульк была истиной монголкой, прекрасно держалась в седле, метко стреляла из лука и всегда сопровождала Тимура на охоте. Отчаянная красавица, годившаяся Тимуру во внучки, недолго радовалась жизни. По приказу Тимура, несколько лет спустя, она была убита за супружескую неверность. Женщины иногда принимали участие в боевых операциях. В солдатской экипировке, верхом на конях, находясь в поле зрения вражеских наблюдателей они создавали видимость численного превосходства над противником, вводя того в заблуждение. Об этом упоминает Клавихо и В.В.Бартольд со ссылкой на Ибн Арабшаха.

Неожиданно прибыло посольство от Тохтамыша. По свидетельству Низам ад-дина посол передал Тимуру слова своего повелителя которыми тот оправдывался и извинялся, объъясняя свое недостойное поведение подстрекательством "низких людей и из-за несчастной судьбы" и просил, чтобы Тимур "провел пером прощения по листу его ошибок". В ответ Тимур также упомянув о "подстрекательстве смутьянов", заявил, что более не верит в искренность Тохтамыша и поэтому выступает в поход согласно "ярлыку Царя Ислама" (номинального хана Султан Махмуд-хана). "Если он говорит правду, то пусть пошлет нам навстречу Али-бека" Кто такой и почему он так нужен Тимуру, этот загадочный Али-бек? Неужели же тот самый туркменский эмир Али-бек Джаны Курбаны который продержал некогда молодого Тимура вместе с женой Улджай Туркан-ага долгих 50 дней в тюрьме? ("Автобиография Тамерлана"// "Тамерлан", Гураш, М., 1992г. , стр.81. По другим источникам Тимур находился в тюрьме Али-бека 62 дня вместе с эмиром Хусейном.) "Через 3 дня Тимур собрал Курултай на котором решили выступить, забрав с собой посла",- сообщает далее Низам ад-дин. Отчего же энергичный Тохтамыш, так досаждавший Тимуру с 1383 года, стал выражать если не полную покорность, то хотя бы признание своих ошибок? Дело в том, что на Востоке он потерял союзников: Могулистан и Хорезм, а в тылу имел весьма ненадежную часть своего Улуса - русские княжества не забывшие 1382 год.

1 2 3

 

 

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000, Самарская Лука.