Логотип
   
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(846) 335-59-56
(846) 959-69-14

ВАКХАНАЛИЯ МЮЗИКЛОВ

Мюзикл - жанр чрезвычайно привлекательный и даже азартный. Но для создания настоящего, высококлассного мюзикла требуются не только блестящее владение арсеналом специфических выразительных средств, но и немалые постановочные ресурсы. Пока что наши соотечественники, подвизающиеся на этом поприще, эксплуатируют лишь некоторые внешние, рассчитанные на чисто коммерческую привлекательность жанра признаки: красивую сценическую картинку, подзвучку, броскую пластику. При этом как правило оставляют желать лучшего не только качество музыкального материала и либретто, но и техническая оснащенность спектаклей.

Лучшими и наиболее соответствующими канонам жанра, на мой взгляд, пока что являются осуществленные в последние годы на базе Московского театра оперетты переносы бродвейских мюзиклов "Метро" и "Ромео и Джульетта". Однако по большому счету это не столько спектакли, сколько добротно сработанные шоу­представления, в которых наряду с актерами-профессионалами заняты любители - победители молодежных кастингов.

На нынешней "Маске" каждый из трех представленных мюзиклов - иллюстрация определенного подхода к жанру.

"Моя прекрасная леди". Этот давно ставший классикой мюзикл Ф.Лоу показала Московская оперетта. Вещь превосходна и по сюжету, и по музыке. Она в чем­то близка традиционной музыкальной комедии, правда, вместо словесных монологов в ней характерные музыкальные речитативы.

"Моя прекрасная леди" требует от исполнителей недюжинного вокального мастерства и проникновенной актерской игры. Постановка сделана с размахом - это спектакль большого стиля. Оригинально - рисованными шторами­задниками - обозначаются перемены места действия. Оно сопровождается танцевальными сценами, световыми эффектами. Огорчает лишь напористая подзвучка, лишаюшая пение и диалоги естественности. Ощущается также дефицит ярких актерских индивидуальностей, например, простаков, характерных актеров, которыми некогда славилась Московская оперетта. Есть претензии и к звучанию оркестра.

И все же "Моя прекрасная леди", на мой взгляд, была лучшим, наиболее гармоничным спектаклем в данной номинации. Но у музыкального жюри на этот счет сложилось иное мнение.

"Ночь открытых дверей" - поставленный Екатеринбургским театром музыкальной комедии по мотивам повести Ч.Диккенса сказочный рождественский спектакль с наивным сюжетом о перерождении злодея, который под влиянием волшебных сновидений стал добрым, отзывчивым и милосердным,

В наше прагматичное, переполненное злом и несправедливостью время такой сюжет выглядит сверхнаивным. Кого убедит подобная "евангельская" история и может ли она способствовать перерождению хотя бы одного из ныне здравствующих "злодеев"?В лучшем случае она способна вызвать слезу умиления, на минуту утешить страждущего.

У екатеринбуржцев получилось красивое рождественское зрелище со световыми эффектами и с динамичными, хотя и вторичными по большей части - стиль классического "Оливера" - мизансценами. Однако все остальное нельзя назвать иначе, чем чудовищной пошлостью. Режет ухо кондовое, словно рубленое топором либретто, не имеющее ничего общего с литературой. Но главное - на редкость убогая музыкальная канва, которую и музыкой­то назвать неудобно.

Осуждая власть денег, театр по существу сам стал жертвой коммерческого интереса. Сложилось впечатление, что спектакль рассчитан на совсем уж дремучую аудиторию, задавленную бытом и по жизни напрочь отлученную от театра.

Неимоверные децибеллы подзвучки лишь подчеркивают дефекты вокала и тронутой местным диалектом сценической речи. В спектакле нет ни одной запоминающейся мелодии, ни одного яркого куплетного номера. Профессиональный творческий коллектив по существу сработал вхолостую. Кризис жанра налицо. Но именно этот спектакль назван лучшим в номинации. Потому, может быть, что его постановщик Кирилл Стрежнев - фаворит профессионального сообщества.

На мой взгляд, "Вино из одуванчиков" в нашем "СамАрте" дает сто очков форы представлению екатеринбуржцев.

"Фигаро здесь!" - мюзикл Новосибирского театра оперетты, созданный по мотивам комедии Бомарше и популярной оперы Россини. По сути это некая пародия и на то, и на другое. Авторы воспроизвели сюжет оперы, привнеся в него кое­что от себя. Очевидно, это от голода по новым оригинальным музкомедиям, мюзиклам.

Сам по себе прием "переселения" из одного жанра в другой не нов. Но и комедия Бомарше, и опера Россини - сочинения самодостаточные. Не так­то просто безболезненно внедряться в классический сюжет и видоизменять манеру исполнения классических арий и ансамблей. Однако по-иному в опереточном театре просто невозможно: здесь совсем иной, нежели в опере, качественный состав солистов и музыкантов оркестра.

Логична общая концепция спектакля. Это некая комедия дель арте, клоунское представление с веселыми репризами, танцами, многочисленными сценическими переменами, яркими костюмами. Достаточно интересны режиссура и многие актерские работы. Понятен и компромисс - назначение актрисы на мужскую роль Альмавивы: в театре музкомедии тенора-виртуоза, конечно же, не сыскать. Но опереточное по манере, да еще и на подзвучке исполнение арий Россини выглядит слишком уж грубой и неуместной пародией. В "Фигаро здесь!", как и в других масочных мюзиклах, вокал оказался в изгоях - им пожертвовали ради общего успеха.

Лучшее в спектакле - это хореография и сценография, а также откровенно пародийные джазовые транскрипции музыкальных номеров - здесь все на месте. И если бы все это происходило на другую музыку, не возникало бы никаких вопросов. Классические же первоисточники допускают лишь вполне определенную, дозированную свободу интерпретации.

В оценке мюзиклов музыкальное жюри проявило, на мой взгляд, не только чудеса дипломатии, но и изрядную долю конформизма. Назвав "Ночь открытых дверей" лучшим спектаклем в номинации и наградив "Маской" Владимира Смолина, исполнившего в нем главную мужскую роль, за режиссуру жюри отдало пальму первенства Леониду Квинихидзе - постановщику "Фигаро здесь!", а лучшей в женской роли признало Веронику Гришуленко­Розину. "Моя прекрасная леди" оказалась обойденной по всем статьям.

Итак, на нынешней "Золотой маске" в очередной раз не оказалось ни одной музыкальной комедии. Она как­то незаметно сдала позиции и, по-видимому, теперь уже окончательно "почила в бозе", не сумев противостоять нахрапистому, расцвеченному броским набором шоу­ярлыков и обладающему исключительной коммерческой привлекательностью мюзиклу - питомцу американского Бродвея, не только далекого географически, но и не всегда вписывающегося в эстетику российского театра.

БАЛЕТ

"Ромео и Джульетта". Осуществивший на сцене Красноярского оперного театра постановку этого прокофьевского балета хореограф Сергей Бобров сочинил собственное либретто, изрядно "подправив" Шекспира. Дмитрий Котов создал свою музыкальную редакцию, перемонтировав музыку Прокофьева. На то и другое имеет право далеко не каждый.

Новая версия уступает классическим. В ней снята глубина первоисточника, многие конфликты измельчали. Нет вековечной вражды, искупления ее кровью. Все гораздо проще: только драки. Ссора Меркуцио и Тибальта вообще имеет некую скользкую подложку: Меркуцио - усыпанный блестками панельный мальчик.

Выручает то, что хореограф располагал хорошо обученной труппой, в которой все, в особенности солисты, прекрасно оснащены технически и могут вертеть и крутить практически все.

В хореографической лексике, к сожалению, весьма однообразной, практически нет ничего нового: кое­что "подсмотрено" у Григоровича и дополнено акробатикой. Нет глубокой психологической мотивации танцевальной партитуры. Много танца ради танца - сплошной танцкарнавал, в котором время от времени появляются сюжетные вставки с участием главных персонажей.

Сочинив свою собственную историю по мотивам Шекспира, хореограф предпринял попытку по-своему раскрыть то, что заложено в музыке Прокофьева, адекватно, в эмоциональном тонусе сегодняшнего дня пересказать средствами современной хореографии и современного танца известный сюжет. Впрчем, то же самое стремились сделать все, кто брался за постановку "Ромео и Джульетты" ранее.

Спектакль доказал, что сегодня где угодно, в любой, самой отдаленной провинции, можно создать достаточно броское коммерческое представление - были бы средства. В данном случае заказчики спектакля не поскупились. Зрелище вышло действительно яркое, перенасыщенное динамикой, светом и цветом.

На фоне запредельно гремящего оркестра на протяжении двух часов на сцене разворачивается некая вакханалия танца. Во всем ощущается перебор - в ущерб углубленности, лиричности, чувственности. Зрителям как бы нарочно не дают ни на секунду опомниться, прийти в себя, изливая на них каскад звуков, световых эффектов, движений. Поступками всех, кто вовлечен в эту круговерть, правят некие мистические силы. Маски смерти множатся, заполняя в финале всю сцену.

К сожалению, "Ромео и Джульетта" - единственный показанный в рамках фестиваля балетный спектакль из достаточно солидного и разнообразного перечня названий, включенных в число номинантов нынешней "Маски".

СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ

"Мухи". Этот спектакль являет собою препарирование психической патологии двух женских персонажей. Перед началом в зале - раздражающий, навязчивый звук, имитирующий жужжание мухи. На черном пространстве сцены - простая железная кровать и квадрат окна. Одна из героинь то мечется по сцене, то томится в углу на полу или на кровати. Ей явно не по себе. Она впадает в глубокую задумчивость, медитирует.

Вначале все происходит в нарочито замедленном темпе. Мелодическое сопровождение по существу отсуствует. Слышны однообразные шумы, гул. Динамика нарастает. Героиня катается по полу, конвульсирует. Все это отражает явную психическую патологию. Оказывается, героиня неуклонно приближается к акту суицида. Самоубийство, однако, не удалось, и "самоубийца" оказывается в клинике.

Вторая героиня, как выясняется, - врач. По существу - это столь же неприкаянная женщина. Жизненный дискомфорт как бы соединяет эти два несчастные существа.

Обе исполнительницы, они же авторы проекта, получили начальное хореографическое образование в России, затем работали на Западе: в Нидерландах, Германии, Португалии. Стилистика представления безусловно навеяна европейской традицией contemporary dance.

ТАКОВЫ ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОБ УВИДЕННОМ НА "МАСКЕ"-2006.

Очень хочется надеяться, что на будущих фестивалях "Золотая маска" еще не раз "прозвучит" и Самара. Ведь по-настоящему интересные спектакли появляются на самарских подмостках практически в каждом сезоне.


1 2 3 4 5

 


В.С. Иванов. Москва­Самара

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000, Самарская Лука.