Логотип
Подписной индекс:
83218
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(8462) 35-59-56
(8462) 59-69-14

"Кто к знамени присягнул единожды,
у оного до смерти стоять должен".
Петр I.

С.Г.Хумарьян

С.Г.Хумарьян. Потомственный чекист, продолжил службу, начатую дедом и отцом. После окончания педагогического института, 42 года прослужил в органах Госбезопасности Самарской области. Более 20 лет руководил областной контрразведкой. После ухода в отставку - Почетный сотрудник органов Госбезопасности. Полковник Хумарьян Сергей Георгиевич продолжает работать консультантом в УФСБ и руководит работой музея истории Управления.

Музеи бывают разными. Одни - это место, где хранятся старые архивные материалы. Другие живут в некоей сегодняшней жизни как активные ее участники, помогая осмыслить историю страны, воспитывая гордость за ее трудную судьбу. Именно по такому принципу создавался музей Самарского Управления Федеральной Службы Безопасности России.

В организации музея, а это - обработка огромного количества фотографий и архивных материалов, принимали участие, как ветераны, так и сегодняшние руководители оперативных отделов.

Особая заслуга принадлежит нашему чекисту, полковнику, ветерану, участнику Великой Отечественной войны, Алексею Федоровичу Козлову - собирателю и хранителю уникальных материалов, а по сути, истинному создателю музея.

Музей был открыт 23 февраля 1979 года. Каждый из стендов музея - это наглядный рассказ об определенном этапе становления и развития Самарской службы безопасности как составной части системы охраны государственных интересов.

Центральное место по праву занимает уникальный фотоснимок - Самарская Лука, снятая из космоса. Еще совсем недавно он был помечен грифом " совершенно секретно", и Самарское (а в то время Куйбышевское) Управление Госбезопасности сыграло серьезную роль в том, что важнейшие для страны космические разработки остались глубокой тайной для иностранных разведок.

Музей ФСБ Сегодня Самарское Управление ФСБ отмечает свое 82-летие. Созданная в период после освобождения города от белочехов, Самарская ГУБЧК с первых же шагов была на передовом крае в боях за освобождение Среднего Поволжья от интервентов, в борьбе с голодом, когда чекистам с оружием в руках приходилось отбивать у спекулянтов похищенный хлеб, противостоять бандитизму. Немало усилий требовалось и для разоблачения иностранцев, занимавшихся шпионажем под видом оказания помощи голодающим. В те трудные годы чекисты не только думали о будущем страны, но и действенно помогали этому будущему - детям. Из протокола заседания Комиссии помощи голодающим органов войск ЧК Самарской губернии. 30 ноября 1921 года. Постановили: "... на содержание детского дома вносить: продовольствие с ответственных работников - трехдневный паек ежемесячно, а с остальных сотрудников - двухдневный паек, деньгами. С ответственных сотрудников - трехдневный заработок, а с остальных - двухдневный заработок - ежемесячно". Сегодня опять детям плохо, и мы шефствуем над детдомом №1, носящем с 1982 года имя Фролова Бориса Петровича.

В отделения и представительства "АРА" ("Америкэн Релиф Администрейшен" - Американская организация помощи), открытые в Москве и ряде городов Поволжья, были назначены кадровые разведчики. Во время обыска у управделами "АРА" Ротштейна, ранее работавшего помощником начштаба ПРиВО, были обнаружены секретные приказы по Округу и карты с дислокацией военных частей. С первых дней Великой Отечественной войны нагрузка особой тяжести легла на плечи чекистов. Немецкая разведка, считавшаяся одной из лучших в мире, делала все возможное для создания разветвленной агентурной сети, как в прифронтовой зоне, так и в тылу. Но ей противостояла, как непробиваемый щит, мощная структура НКВД. С первых дней войны 54 офицера Куйбышевского Управления были направлены в Особые Отделы армейских частей. 15 из них не вернулись с поля боя, многие были представлены к высоким Государственным наградам.

Музейные стенды рассказывают о Самарских чекистах, об их работе в подготовке оперативных групп для заброски в тыл противника. Например, К.Ф.Фирсанов подготовил более 200 таких групп, вокруг которых впоследствии организовывались партизанские отряды. В партизанском отряде на Украине и в Чехословакии воевал особист Ф.Ф.Зубрилов. С заданием организовать партизанское подполье, был оставлен в Белоруссии и мой отец, кадровый чекист, Хумарьян Георгий Сергеевич. После войны он работал в органах госбезопасности на Куйбышевской железной дороге.

Не менее сложной и ответственной была работа Самарских чекистов и в самом городе. Во-первых, сюда были эвакуированы десятки заводов, работавших на фронт, и, значит, нужно было исключить любую возможность диверсии. Во-вторых, именно в Куйбышев из Москвы приехал весь дипломатический корпус, и уж так исторически сложилось, что под крышами посольств и представительств нередко действовали профессиональные разведчики. Можно много рассказывать о каждом посольстве. Вспомним хотя бы об английском, располагавшимся на ул. Куйбышева, 151, и Английской военной миссии (ул. Ст. Разина, 106). Там хватало сотрудников, работавших на английскую разведку. Это - коммерческий атташе Бульмер, журналисты Паркер и Турнер, военный атташе Путник. Вот часть того незримого фронта, на котором сражались наши чекисты. В-третьих, существовала реальная угроза вражеских бомбежек. И в этом плане был особенно уязвим Сызранский мост, имеющий огромное стратегическое значение. В том, что в 1942 году немецко-фашистская разведка допустила крупный просчет, просмотрев сосредоточение мощной группировки советских войск под Сталинградом, есть доля участия и куйбышевских чекистов. Фортунат Викторович Козик, сотрудник УКГБ по Куйбышевской области, вспоминал: "Мне была поручена работа с немецким агентом радистом "Кустарником", заброшенным в районе Сызрани. Он должен был выходить на связь с немецким центром два раза в сутки и сообщать о выполнении задания - главным образом, о передвижении советских войск по железной дороге. В то время наши войска шли на юг, в район Сталинграда, о чем немцы не должны были знать. Передаваемые нами данные - дезинформация, согласованная с Генштабом, не вызывала подозрения у немцев, они проявили к ней большой интерес. Получив запрос немцев о расположении военных объектов под Сызранью, мерами, принятыми через командование, была усилена их противовоздушная оборона. Только после этого "Кустарник" дал согласованный ответ, указав на усиленную защиту железнодорожного моста и других объектов. "Абвер" ответил, что ими займется авиация. Действительно, вскоре бомбардировщики врага прилетели, но снизиться до целевой бомбежки зенитчики и авиация им не дали".

Осенью 1941 года при активном участии УНКВД было начато строительство оборонительного сооружения для защиты Самарской Луки от возможного внезапного прорыва врага к городу Куйбышеву по правому берегу Волги. Запланировано закончить производство земляных работ в объеме 1900 тысяч куб. метров к 5 декабря 1941 года. Участвовало население 21 района области. Строительство прекращено после разгрома немцев под Москвой.

Документы музейной экспозиции наглядно рассказывают об одном из основных и сложнейших направлений деятельности службы Госбезопасности - контрразведки, включающей в себя борьбу с иностранными специалистами, защиту секретов, которые не должны попасть к противнику, в том числе и такие, которые относятся к Самарской Луке. Не только защищать эти секреты, но и предотвращать разведывательные устремления к ним. Самарскими чекистами в послевоенный период было раскрыто и привлечено к уголовной ответственности более 400 бывших немецких агентов, карателей и их пособников. Продолжая работу в этом направлении, в результате сложных оперативно-розыскных мероприятий, в 1974 году был разоблачен работник одного из Самарских оборонных предприятий, Сахно, в прошлом - активный участник карательных акций в Белоруссии, и в частности, в деревне Хатынь. В результате этой работы были разоблачены и осуждены еще 6 карателей. В активе Самарских чекистов немало столь же успешно проведенных операций. Например, задержание с поличным немецкого специалиста - агента БНД (западногерманская разведка) Гофмана, работавшего на Новокуйбышевском НПЗ.

Карта Самарской Луки Обеспечение Государственной безопасности - это, в итоге, сохранение экономического потенциала страны. Именно в этом состояла главная задача Самарских чекистов в период реализации космических программ предприятиями нашей области, а позднее - во время строительства ВАЗа и Тольяттинского азотного завода. Только на Волжском автозаводе работало в те годы свыше 10 тысяч специалистов иностранных фирм, и далеко не все они были лояльны. Не случайно Самарской службой Госбезопасности за недозволенную деятельность досрочно было выдворено из страны более 30 иностранных специалистов. Неизменный интерес посетителей музея вызывает один из экспонатов: ксерокопия карты Самарской Луки. При внимательном рассмотрении можно заметить, что это - ручная работа, выполненная опытной рукой военного топографа. Правда, изъята она была у Ватиканского священника, прикомандированного к колонии итальянских специалистов. Но сумели Самарские чекисты рассмотреть военную выправку под черной сутаной.

В центре управления полетами Не менее пристального внимания сотрудников Самарского Управления КГБ требовало и все, что было связано с космической тематикой. В конце 50-х годов перед Самарскими чекистами вплотную встали задачи контрразведывательной защиты и оперативного обеспечения ракетно-космического комплекса. Мероприятия осуществились по единому оперативному замыслу всех заинтересованных органов Госбезопасности в центре и на местах во взаимодействии с ведущими предприятиями, с научно-исследовательскими центрами, институтами и опытно-конструкторскими бюро. Контрразведчики Самарского Управления, помимо оперативного обслуживания основных местных оборонных объектов, проводили чекистские мероприятия по обеспечению работ монтажно-испытательного комплекса завода "Прогресс" на космодроме Байконур, северном полигоне Плесецк, участвовали в подготовке и осуществлении проекта "Энергия-Буран", длительных и международных полетов в космос.

Еще более сложные задачи встали перед Самарским Управлением в связи с тем, что прежде закрытый для иностранцев город, было разрешено открыто посещать представителям любого государства. Главное предназначение службы КГБ - быть щитом, защищающим Государственную безопасность.

Среди тех, для кого это не только главный принцип в избранной профессии, но и жизненное кредо, - немало имен, ставших легендой внешней разведки. Среди них были люди, которые жили и работали какое-то время у нас. К ним относится и знаменитый разведчик Рудольф Абель.

Музейный стенд рассказывает о малоизвестных фактах из биографии этого легендарного разведчика. Это имя взял себе советский разведчик-нелегал Фишер Вильям Генрихович. Его отец, Генрих Матвеевич, уроженец Ярославской губернии, и мать, Любовь Васильевна, из г. Саратова, за революционную деятельность высланные из России, поселились в Англии. В г. Ньюкасле 11 июля 1903 года у них родился сын, названный Вильямом в честь Шекспира. В 1920 году Фишеры возвращаются в Москву и принимают советское гражданство. В органы Государственной безопасности Вильям поступил в 1927 году по рекомендации московского Горкома комсомола.

Рисунок Р.Абеля

В сентябре 1941 года он был командирован в Куйбышев как преподаватель радиодела в разведывательно-диверсионной школе, находящейся в Серноводске. Здесь же, на территории санатория, жила его семья - жена Елена Степановна, дочь Эвелина, теща Капитолина Ивановна и племянница жены Лида. Позже, когда Вильям Фишер был отозван в Москву, его семья переехала в Куйбышев, и Елена Степановна, музыкант по профессии, работала арфисткой в оркестре Куйбышевского оперного театра. Семья проживала сначала по ул. Горького, рядом с хлебозаводом (в настоящее время дом не сохранился), затем переехала на ул. Кооперативная (ныне Молодогвардейская), д. 8.

Вильям Генрихович Фишер был командирован в Америку в ноябре 1948 года под именем Эмиля Роберта Голдфуса, свободного художника, уроженца Нью-Йорка.

Блестящая карьера разведчика Абеля была внезапно прервана в 1956 году из-за предательства его радиста Хейханена, а в 1962 году ФБР обменял нашего разведчика на Пауэрса, пилота американского разведывательного самолета У-2, сбитого над территорией СССР.

За 8 лет разведывательной деятельности Рудольф Абель передал в Центр целый ряд сверхсекретных документов, значение которых переоценить невозможно. В их числе план "Дропшот", по которому на СССР должно было быть сброшено 300 атомных бомб и 250 тыс. тонн обычных бомб. В первой десятке городов, по которым планировалось нанести ядерный удар, значился и наш. Секрет Самарской Луки для контрразведчиков и разведчиков заключался в том, что эта жемчужина Поволжья - жизненно важный центр, бомбардировка которого выведет из строя на долгие годы один из важнейших регионов страны. Попадание одной бомбы в район ГЭС привело бы к экологической катастрофе, не менее чем в Чернобыле. Водохранилище, выйдя из берегов, затопило бы территорию на многие километры вокруг, поглотив все живое. Вот в чем состоит повышенное внимание к Самарской Луке. К счастью, политикам хватило мудрости не допустить безумия атомной войны. И немаловажную роль в установлении трезвой политики между двумя сверхдержавами сыграла наша разведка и такие разведчики, как Абель. Аллен Даллес, директор ЦРУ, дал блестящую характеристику советскому разведчику: "Я бы хотел, чтобы мы сегодня имели таких 3-х - 4-х человек, как он (Абель) в Москве".

В добытых Абелем документах были и планы подрыва нравственных устоев советского народа.

"Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство, животный страх друг перед другом, беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов - все это мы будем насаждать ловко и незаметно. Надо вырывать духовные корни большевизма, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем таким образом расшатывать поколение за поколением, выветривать этот ленинский фанатизм. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет. Будем всегда главную ставку делать на молодежь. Станем разлагать, развращать, растлевать. И лишь немногие, очень немногие, будут догадываться, что происходит. Но таких людей мы поставим в неловкое положение, превратив в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества".

Так писал Аллен Даллес, директор ЦРУ, в 1945 году, и что, к сожалению, воплощается в жизнь. Не больше "любви" американцы проявляют к нам и по сей день:

"...пересмотреть организацию работы ЦРУ по России в пользу ее усиления".
Дж. Теннет, директор ЦРУ. 1997 г.
"Усилия ЦРУ помогли администрации США добиться укрепления демократических и рыночных реформ в России".
Б.Клинтон, президент США. 1997 г.

В США к безопасности своей страны всегда относились серьезно. Вот небольшая справка для подтверждения моих слов:

- К концу 1980-х годов в США бюджет разведывательного сообщества составлял 30 - 31 млрд. долларов. Для сравнения - государственный бюджет России на 1999- 2000 годы - 20 - 22 млрд. долларов.

Н.П.Каманин М.М.Григорьев

Менялись условия работы, система Госбезопасности переживала различного рода реформирования. Были в ее истории и горькие, и трагические страницы, когда по непроверенным приговорам ломались судьбы миллионов людей. Не миновала эта черная полоса и самих чекистов. В 1937 - 1938 годах в стране было репрессировано 23 тысячи честных сотрудников органов Госбезопасности, не угодных " ежовско-бериевской" системе. В их числе - работавшие в Самаре - Б.Бак, В.Митрюхин, Р.Нельке, А.Крунт, И.Вишневский-Клеймович, С.Здоровцев. М.Морозов, К.Динга, А.Птак, И.Селянин, Ф.Ильин, М.Атенков, Р.Витолин и др. Безвинно репрессированы бывшие Самарские чекисты, находившиеся на партийно-хозяйственной работе: И.Бирн, М.Левитин, К.Левитин, В.Беляев, В.Карпенко, Я.Брук, А.Стрельмахович и др. Но какие бы исторические этапы ни переживала система Госбезопасности вместе со страной, традиции служения интересам отечества остаются главным и единственным принципом наших чекистов. Этот принцип, определенный высочайшим Указом царя Алексея Михайловича еще в 1649 году в первом правовом документе "О людях, наносящих вред государству", - и в символическом знаке "Щит и меч", и в самой сути каждодневной работы чекистов, в том числе и Самарских. Музейные стенды отражают лишь незначительную часть того, что сделано ими для защиты интересов Отечества.


С.Г. Хумарьян

 

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000, Самарская Лука.