Логотип
Подписной индекс:
83218
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(8462) 35-59-56
(8462) 59-69-14

"Память - это не только сохранение
прошлого, это забота о будущем".
Д.С. Лихачев

Самарская областная краеведческая школа-лаборатория, 1-я Федеральная экспериментальная краеведческая площадка Министерства и Академии образования России, Самарское отделение международного Социально-экологического Союза обращается к землякам с призывами и просьбой: "Давайте всем миром наведем порядок в нашем доме и начнем эту работу: с кладбищ".

Везде, где живут люди, есть кладбища, и они тоже живут жизнью, внешне неподвижной.

"Любовь к родному пепелищу,
Любовь к отеческим гробам".

Мы произносим эту вечную пушкинскую фразу, не задумываясь о ее нравственности, определяющей основы человеческого бытия.

О родном пепелище человека заставляет заботиться сама жизнь, это место пребывания его самого и близких ему людей. Об "отеческих гробах", последнем пристанище усопших, побуждает нас заботиться сознание нравственного долга, совести и память.

Чтобы уберечь кладбища от гибели, необходимо заново осмыслить место и значение некрополя в нашей духовной жизни. Некрополь - это пространство особого порядка, сохранение которого в его целостности имеет непреходящее социально-нравственное значение. Упадок некрополя - симптом духовной болезни всего общества, болезни очень опасной.

Кладбища - барометр культуры народа. И это действительно так. К великому сожалению, если судить по этому показателю, то рейтинг наш, а по-русски говоря, показатель культуры, крайне низок.

Наши самарские погосты незаслуженно и чисто символично носят название кладбищ. Как ни прискорбно, но это, по общечеловеческим меркам, скорее места утилизации отходов. Ни в коем случае не хочется осквернить память об усопших: живые сделали их такими. Все мы здесь будем, и кладбище уравняет все наши звания и титулы.

История самарских кладбищ, как и всех Российских, - это история сплошных потерь и боли.

Особенно же не повезло некогда самому престижному кладбищу женского Иверского монастыря. Над склепами Иверского погоста - общественные туалеты и мусорные свалки. Забыли, видимо, потомки, что на месте возводимых ими столь пикантных сооружений погребены отец писателя А.Н.Толстого, внуки декабриста И.Анненкова и двоюродная сестра В.И.Ленина Екатерина Лаврова, национальные герои Болгарии П.В.Алабин, его жена и их сыновья Иван и Василий, дочь О.П.Лаппа и зять А.А.Щербачев, архитектурные творения которого украшают наш город, герой обороны Севастополя И.П.Голев, князь А.С.Кугушев и другие лучшие люди дореволюционной Самары. Их захоронения и их биографии приходилось восстанавливать буквально по крупицам группе "Кто, если не ты?" школы № 57, изучая в архивах как метрические книги монастыря, так и практически работая на кладбище, освобождая погост из-под помоек. Так, в очередном субботнике была найдена плита со следующей надписью: ": Иван : кавалер ордена Анны : Французского почетного легиона : Офицер Креста Сербского, Бухарского Ордена Золотой Звезды : медаль сербская "За храбрость в войне с турками 1876-77 г.г.", родился в Тульской губернии 3 августа 1857 года, скончался 25 октября 1894 года". В метрических книгах монастыря в это время значился лишь один военный - Иван Петрович Алабин, сын П.В.Алабина.

За три месяца до Ивана умерла его 25-летняя сестра Ольга Петровна Лаппа, а начало семейным захоронениям на кладбище монастыря положила другая дочь П.В.Алабина - Елена Петровна Лаппа, предполагаемая сноха декабриста. Прискорбно, что своевременное наше обращение в государственные и общественные организации никакой ответной реакции не имело. Мы же наивно посчитали, что передача всего комплекса женскому монастырю спасет уникальный погост. В конечном варианте мы видим лишь меркантильное деление Иверского кладбища красивым забором на две части: ту, что мы привели в порядок, монастырь взял себе, а та, что не ухожена - в миру осталась.

Несколько лет назад школьная группа вела поиск захоронения первого архитектора советской Самары П.А.Щербачева - автора здания управления железной дороги, штаба ПриВО, ОДО и др. Мы нашли захоронение в таком состоянии, что срочно пригласили представителей местного телевидения. Телевизионный скандал "ответственных" чиновников не пронял. По нашей инициативе, без какой-либо моральной или материальной поддержки областного отделения Союза архитекторов, был изготовлен и установлен памятник на месте захоронения первого архитектора советской Самары, внука Петра Владимировича Алабина, Петра Александровича Щербачева, на народные деньги, среди которых - большая доля от не съеденных мороженых и пирожных детей средней школы № 57 и нереализованные материальные мечты их наставников. Памятник стоит до сих пор. На большее сил и средств у нас не хватило, а призывы к городу остались без ответа.

Судьба этого захоронения - яркий пример дикости и формализма. Мы торжественно отметили год П.В.Алабина. Традиционными стали ежегодные Алабинские чтения. Умные взрослые и дети научно перебрали буквально по косточкам, ну все, что хоть сколько-нибудь связано с П.В.Алабиным, лучшие получили призы и премии. Только вот, почему-то, интеллектуалов не заинтересовало состояние заброшенного захоронения его внука Петра Александровича Щербачева, талантливого архитектора, и рядом лежащей его матери, родной дочери П.В.Алабина, Александры Петровны Алабиной.

Может быть, стоит пересмотреть устроителям пышных конкурсов подход к оценке теоретических работ с точки зрения их практической пользы и пробуждения нравственности и памяти, а не полуплагиатства?

Наша школа установила и привела в порядок еще целый ряд захоронений на Центральном, Южном и Рубежном кладбищах. По мере возможностей исследуем характер захоронений, проводим здесь уроки и практические занятия, передаем то, что узнали "по наследству".

Есть ли в этом необходимость? - Да, есть. Когда областной совет ветеранов войны и труда приступил к работе по созданию Книги Памяти, то оказалось, что на Центральном кладбище потеряны захоронения 11 Героев Советского Союза, скончавшихся не в войну, а в 50-70-е гг.!

Мы нашли все эти захоронения и думаем, что они войдут в нашу систему "Самарский некрополь".

Продолжая работу в архивах, монастырях, церквях, собирали все по крупицам. Пропагандируя свою идею, мы выросли сначала в областную краеведческую школу-лабораторию, а затем и в 1-ю Федеральную экспериментальную площадку МО России. Нашли мы групповое захоронение первого самарского директора авиационного завода № 18 М.А.Шенкмана и его коллег, погибших в авиационной катастрофе 12 мая 1942 года, давно и окончательно покинутое людьми, сообщили об этом на завод, предложили свою помощь. Естественно, завод от нашей помощи отказался, но сам за 10 лет не нашел ни сил, ни средств для приведения захоронения в человеческий вид. Жаль, что не сохранились тексты прощальных речей, но уж точно там были слова о вечной памяти!

Похоронили, поплакали, поклялись в вечной памяти и хватит. Сколько же этой памяти быть вечной?

Мы, потомки, обязаны не законами и указами, а совестью своей сохранить память об ушедших, передать их опыт детям и внукам. Речь идет о памяти как первооснове людской культуры в широком ее понимании. Человек жив, пока о нем помнят, человечество живет, пока у него есть память.

В прошлом году привел нас вновь на городское кладбище поиск места захоронения выдающегося историка-ученого, академика С.Ф.Платонова, скончавшегося и захороненного в Самаре зимой 1933 года. Могила пока не найдена. Остается лишь подчиниться давно уже принятой русской традиции и установить на Центральном кладбище памятный знак примерно с такой надписью:

" Здесь, на территории городского кладбища, в январе 1933 года был похоронен выдающийся Российский ученый-историк академик Сергей Федорович Платонов. Он жизнь отдал России. Мы не должны его забыть".

Кладбище за это время во всех отношениях "помолодело", начиная с документации и кончая внешним видом. Вот это как раз тот "акт благоустройства", о котором говорил В.Распутин. Гарантийный срок хранения истек, не только для учетных документов с 1932 по 1938 год, но и для захоронений того же периода. На месте одних могил появились проложенные бульдозером дороги, на месте других - свежие захоронения последних лет. Создается такое впечатление, что кладбище приватизировано, и господствует здесь не нравственность, а холодный расчет.

На кладбище же есть что спасать и что изучать. Уже беглый взгляд рождает десятки вопросов, которые не под силу одному исследователю. Откуда здесь захоронение шведского гражданина времен войны, что за своеобразный памятник - водопроводная колонка, и на чьем захоронении он воздвигнут, как оказались дореволюционные надгробия на этом погосте?:

Сплошные проблемы и вопросы. И касаются они не только Центрального городского, но и всех самарских кладбищ вообще.


В.М. Круглов,
зам. директора школы №57
по научной работе

 

 

В урочный час, назначенный для бденья,
В заветный час, секретный от семьи,
Слетаются ко мне, как привиденья,
Умершие товарищи мои...

И в продолженье всей бессонной ночи,
Покамест время их не истекло,
Бездомные их души что есть мочи
Стучат в мое оконное стекло.

Тот просит в институт устроить дочку,
Тот просит оплатить его долги,
А третий - наконец поставить точку
Той сплетне, что посеяли враги...

Товарищи дают мне полномочья
Отстаивать посмертную их честь,
Но чем могу товарищам помочь я,
Когда своих забот не перечесть?..

В своей судьбе так муторно и сиро,
Что о других и думать не моги:
Мне своего бы выпестовать сына
И мне свои бы выплатить долги...

Гляжу на них, домашне вяловатый,
Расслабленный котлетой и вином, -
Уже и тем пред ними виноватый,
Что нахожусь сейчас не за окном,

И тупо размышляю, гладя кошку:
Вот завтра грянусь оземь, не дыша, -
К чьему тогда надежному окошку
Захочет прилететь моя душа?...


Л. Филатов

 

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000, Самарская Лука.