Логотип
Подписной индекс:
83218
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(8462) 35-59-56
(8462) 59-69-14

Трио 'Золотая акколада' В физике много загадочных явлений, и самое, на мой взгляд, волнующее - резонанс маятников, тех самых, которые перенимают колебания друг друга. О них говорят: маятники настроены в резонанс, у них гармонические движения. Законы физики порой здорово выручают, когда нужно что-то понять в жизни.

Ансамбль "Золотая акколада" (г. Москва) создан в 1988 году, много гастролирует в России и за рубежом. Трио - это Виктория Лямина (меццо-сопрано) - солистка Московской Государственной филармонии и театра "Геликон-опера", Ольга Луцив-Терновская (сопрано)- ведущая солистка музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, Дмитрий Луцив (фортепиано).

Ансамбль - организатор и главный участник музыкальных салонов при Правлении Всероссийского музыкального общества, на его календаре - 9-й концертный сезон. Он - лауреат Всероссийского конкурса "Новые звезды". В 1998 году на международном конкурсе в Италии занял 1-е место.

В Тольятти "Золотая акколада" блистает не впервые. В цветах и аплодисментах недостатка не испытывает, а концертный зал во Дворце культуры и техники Волжского автозавода заполняется почти под крышу. Организаторы гастролей - администрация ДКиТ ВАЗа, профком ВАЗа, литературно-музыкальный салон "Эрмитаж" (художественный руководитель В.Я.Бабина) - делают все, чтобы любители классической музыки во время узнали о прибытии своих любимцев.

Знаете, чем проверяются поклонники? Временем: годами и часами.

В 19.00 - начало концерта, а артистов не было. Прошел час - сцена пуста. Второй на исходе - занавес неподвижен. "Поезд Москва-Бишкек, на который сели артисты, опаздывает на два часа", - объявил конферансье. В гардероб спустились "человека полтора", из тех, кто оставляет дома включенным утюг. Публика уплетала в буфете расстегаи, кто-то тихонько пел романсы. Тем временем в Сызрани "Золотую акколаду" встречала "Газель" ДКиТ. В ней артисты и переоделись, мчась по автостраде в заждавшийся их город Тольятти. С красиво уложенными волосами, сверкая украшениями, шурша концертными платьями, певицы впорхнули в фойе Дворца культуры и техники. Толпа ахнула:

"Они уже готовы! Сейчас начнется!" Прошла минута, может быть две - и конферансье радостно объявил: "Жак Оффенбах. Баркарола из оперы "Сказки Гофмана". Исполняют Ольга Луцив-Терновская и Виктория Лямина. У рояля - Дмитрий Луцив".

Программа "Музыкальная галерея Франции" была подарком для умеющих ждать. Звучали Жорж Бизе, Джакомо Мейербер, Лео Делиб, Габриель Форе, Камиль Сен-Санс, Клод Дебюсси, Шарль Гуно... За Далилой торопилась на сцену Джульетта, за Кармен выбегала Микаэла, за Мотыльком и Фиалкой устремлялся Паж. Одни герои сменяли других. Два с половиной часа длился концерт. Никто и не вспомнил, что артисты недавно сошли с поезда. На следующий день, после короткого отдыха "Золотая акколада" дала концерт в санатории-профилактории Волжского автозавода "Прилесье", а до него - интервью.

- В прошлом году вы показали тольяттинцам программу "Под ярким небом Италии", в этом году привезли музыку французских композиторов. Что еще имеется в запасе?

- У нас большой репертуар оперных и камерных вокальных дуэтов русских, европейских и американских композиторов, - говорит Ольга. - Мы постоянно что-то разучиваем. Например, в год 100-летия со дня рождения Исаака Дунаевского мы охотно взялись за фрагменты из его оперетт "Золотая долина", "Белая акация", "Вольный ветер", за его песни к кинофильмам.

- Русская программа - не одна, - добавляет Дмитрий, - в ней несколько самостоятельных частей: Глинка, Чайковский, Рахманинов, Даргомыжский. В программе старинной музыки самостоятельно выстроены Бах, Перголези, Вивальди, Каччини. Одна из наших свежих работ - музыка американских композиторов Гершвина, Роджерса, Лоу, Бернстайна. Песни из мюзиклов "Моя прекрасная леди", "Серенада Солнечной Долины" хорошо встречены зрителями. Я очень сочувствую Оле и Вике, когда идет расширение репертуара. Все должно звучать на двух языках: на русском и на языке оригинала. На посольских вечерах, дипломатических приемах, куда нередко нас приглашают, музыкальные произведения исполняются только на языке оригинала. Это требование этикета. Зарубежные театры, в свою очередь, ангажируют на партию Бориса Годунова или Германа певцов из России петь на родном русском языке.

- Ольга и Виктория, что вам больше нравится - петь дуэтом или соло?

- Нам нравится все, - смеется Ольга, - мы всеядные.

- Прелесть есть и в том, и в другом, - подхватывает Виктория. - Музыка обладает замечательным свойством: она дарит наслаждение. И его хочется получать от невозможного. Партию Кармен дуэтом не споешь, партию Джульетты - тоже, но это так заманчиво! Или дуэты Лизы и Полины, Прилепы и Миловзора из "Пиковой дамы" одной не осилить, но вопреки всему витает мысль - а почему бы и нет? У нас есть много сольных произведений, которые мы переделали в дуэты. Например, "Болеро" Делиба, "Неаполитанская тарантелла" Россини.

- Многие отмечают, что голоса Ольги и Виктории удачно сливаются, - говорит Дмитрий Луцив. - Перед поездкой на конкурс в Италию они пошли к прославленным сестрам Лисициан на консультацию, и после нескольких занятий те молвили: "Знаете, нам нечего больше вам сказать. У вас все отлично!" Оценка мастеров придала нам силы, и "Золотая акколада" заняла 1-е место. Кстати, сочинять второй голос они научились у певиц Лисициан.

- Вопрос к вам, Ольга и Виктория. Есть ли такие партии, которые вы никогда не споете?

- О-о-о! - простонали обе.

- Партию Бориса Годунова, - подсказывает Дмитрий. Первой оправилась от шока Ольга:

- У нас все еще впереди. Пик формы вокалиста - 40-50 лет, когда есть и опыт, и сила, и творческая зрелость, и сам еще не старый. Нам до этого возраста петь и петь. Марк Рейзен, бас Большого театра, пел и в 90! Ренате Скотто, солистке театра "Ла Скала", далеко за 60, она прекрасно звучит! А Монтсеррат Кабалье! Голос богини! Одним словом, у нас есть время, чтобы брать вершины.

- Какие?

- У меня, - говорит Ольга, - ближайших две: Джильда из "Риголетто" и Виолетта из "Травиаты". Обе партии из опер Верди - сложные, виртуозные, психологические роли.

- Моя мечта - принцесса Эболи из оперы Верди "Дон Карлос" и Далила из оперы Сен-Санса "Самсон и Далила", - называет свои "вершины" Виктория. Для меццо-сопрано, как правило, написаны выразительные, страстные партии. Мои героини зачастую коварны.

- Что Вы хотите сказать, Виктория, поводя оголенным плечом и помахивая веером в "Хабанере"? Какая она, Ваша Кармен?

- А Вы обратили внимание, что Кармен не раз говорит Хосе: "Берегись! Я тебя люблю, но ты берегись моей любви". Ее "берегись" звучит как угроза, как намек на смерть. И я стараюсь показать зрителям, что на смену страсти нередко приходит смерть. Кармен интриганка, плутовка, обманщица, контрабандистка, наконец. И она же обаятельная, раскованная, капризная, свободолюбивая женщина, непосредственная, как ребенок.

- Кстати, Параджанов по новелле Проспера Мериме придумал сцену: на кровати лежит обнаженная Кармен, в комнату входит Хосе и начинает чихать (Кармен работает на табачной фабрике). Зачем он ей нужен, чихающий?

- Оригинальная сцена, - восхищается Ольга, - но нам очень нравится фильм, где поют Пласидо Доминго и Джулия Джонсон. Удивительная игра: и притяжение, и отталкивание.

- Ольга, а где Вы находитесь в те минуты, когда заливаетесь трелями в вокализе Сен-Санса "Соловей"? В кустах сирени под луной, в императорском китайском дворце или в гнезде, полном птенцов?

- Не-е-ет, мой соловей - не птичка, а молоденькая девушка с душой соловья.

- Да? А мне казалось, Вы вот-вот взлетите на люстру, а там - под купол, и поминай как звали. Уверена, зрители с криками: "Бис!" взмыли бы за Вами.

Глаза сопрано светятся счастьем.

- У меня есть еще один "Соловей", правда, очень грустный. В романсе А.Алябьева звучат пронзительные слова А.Дельвига. Там девушка говорит: побывай во всех городах, не найдешь горемычнее меня. Но и в "Соловье" Сен-Санса есть такие выходы наверх, такие печальные ноты. Не даром говорят, в любви и радость, и грусть всегда рядом.

- Ольга, если Вам завязать глаза, Вы определите, кто за роялем? Ваш муж или кто-то другой?

- Думаю, что смогу. У Димы свой, особый, почерк, глубокий звук, философское и одновременно страстное отношение к музыке. Не зря его называют рыцарем совершенства. Обычно он репетирует дома, я в это время в театре, и только на концерте слышу его новые произведения. Люблю, когда у него появляются новые оттенки, мысли, настроения.

- Дмитрий, кто был Вашими учителями?

- В Российской Академии музыки им. Гнесиных и в аспирантуре РАМ я учился у Бернгардта и Александрова. Но самым первым учителем была моя мама, Идея Александровна Луцива. Если я чем и отличаюсь от других, в этом ее заслуга. Из рук мамы я перешел к Тамаре Афанасьевне Попович, заслуженному педагогу Узбекистана. Как правило, из пяти ее учеников четверо продолжали учебу в Москве. Так из Ташкента приехал в столицу и я. У меня вошло в привычку: проигрывая новое произведение, воображать, что рядом сидит Тамара Афанасьевна Попович или Александр Александрович Александров. Слушаю их ушами. Это помогает: промахи беспощадно обнаруживаются.

- Дмитрий, Вы стремитесь играть, как Рихтер или по-своему?

- Был бы кошмар, если бы все играли как Святослав Рихтер. Я считаю, если нет личностной нотки, то нет и исполнителя. Счастье, если бы на 99, 99 % я был Рихтером, но хоть на одну сотую хотел бы оставаться собой, и этой микроскопической каплей окрасить собственное исполнение.

- Вы много гастролировали в России и за рубежом. Какие города Ваши по духу?

- Ярославль! (хором все трое).

- Там нас встречают как Монтсеррат Кабалье,- смеется Виктория. - Еще ничего не спели, а уже продолжительные аплодисменты. В филармонии аншлаг. В Тольятти нам тоже очень комфортно, здесь замечательная, отзывчивая публика. Приятно получать от тольяттинских зрителей заказы, какие произведения спеть в следующем концерте. Значит, люди в зале не случайные. Нигде нас не угощают таким вкусным чаем с мелиссой, как у вас во Дворце культуры и техники ВАЗа.

- Прекрасные впечатления остались от итальянского города Сан-Бартоломео, - вспоминает Ольга. - Спустя день-два после конкурса мы втроем шли по улице, как вдруг остановился автомобиль, опустилось стекло, раздались аплодисменты и звуки "мяу-мяу". Итальянцы узнали нас. На концерте мы с Викой исполняли "Дуэт кошек" Россини.

- Репетиции, концерты, гастроли... Как много на это уходит сил! Где и в чем ищете спасение?

- Люблю акварель, - признается Виктория, - испытываю невыразимое наслаждение, когда вожу кисточкой по бумаге. Сюжеты - иллюстрации к сказкам или к музыке, которую слышу. Но рисунки я никому не показываю. Нравятся книги. Сейчас читаю воспоминания Юрия Борисова "По направлению к Рихтеру". Вся книга - это прямая речь пианиста. Автор тайно записывал на диктофон беседы, встречи со Святославом Теофиловичем. Потрясающее впечатление!

- Букеты, которые мне дарят на концертах, - говорит Ольга, - я часто рисую пастелью. У меня дома стоит огромный букет из сухих цветов, тех, что когда-то мне дарили зрители. Я храню любовь слушателей. Люблю быть на природе - это лучший способ восстановить силы. После хорошего балета ощущаю мощный прилив энергии! При выходе из музея замечаю, что весь мир совершенно в других красках, что красоты вдруг стало больше.

- А меня, - говорит Дмитрий, - тянет в горы, где бы я ни был: в Италии, Норвегии или Америке. Может потому, что я родился и вырос в Узбекистане. Если гор нет, иду в лес, в парк. В Москве отвожу душу на Ленинских горах, подолгу стою на мостах через Москва-реку, смотрю на воду. Люблю хорошие книги и хорошее кино.

Секрет резонанса маятников прост: их длина должна быть одинаковой. Все трое из ансамбля одинаково преданы музыке. Музыке высшей пробы. Знатоки ценного, ювелирного, редкого едины во мнении: немало каратов содержится в "Золотой акколаде"!


Р. А. Киселева,
член Союза журналистов
России

 

 

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000, Самарская Лука.