Логотип
Подписной индекс:
83218
 
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(8462) 35-59-56
(8462) 59-69-14


Е.К. ГригорьевЭтим понятием одаряют не только кузнеца или умельца-краснодеревщика, но и большого художника, либо музыканта, либо режиссера или артиста сцены, словом, человека искусства.

Заслуженный артист России Ефим Кирьянович Григорьев не просто мастер своего актерского дела, он еще и мастер художественного слова.

Сегодня иные артисты, представители разговорного жанра до того обленились, что не считают обязательным для себя отчетливо и ясно произносить написанные текст, забывая о том, что "вначале было слово".

Героев актера Григорьева узнаешь по особой стати, а самого актера по той школе, где к слову относятся с особым уважением. Кого бы не играл этот артист, на каждом из его героев лежит печать интеллигентности, той самой, которая не позволяет режиссеру дать ему роль ломового извозчика, хотя, уверен, что и ее он сыграл бы с тем же успехом. У этого актера даже Папашка интеллигентен.

Папашка в "Яме" А. Куприна - лизоблюд в бардаке. Ну скажите, уж какая там интеллигентность. А вот поди ж ты... Надо, надо держать свою стать и в борделе, чтоб тебя называли эти щебетуньи: "Ах, папашка!" Хуже, когда никак не назовут. Просто скажут: "Сеанс окончен! Пошел вон!"

Если у актрисы Веры Ершовой все героини "королевы", то у Ефима Григорьева все герои "английские лорды". Уж такая на нем особая печать. Скажем, Уолсингем /"Королева Английская" Ф.Брукнера/, лорд Портес /"Круг" С.Моэма/, может и не совсем лорд, но как держится. Или Киссельвроде в "Левше" вроде бы тоже не лорд, но по сегодняшним понятиям, "советник при президенте". Ну, а мистеров в его послужном списке не пересчитать: Хэрб Таккер /"Хочу сниматься в кино: Н.Саймона/, доктор Магнуш /"Гарольд и Мод" К.Хиггинса и Ж.-К. Каррьера/, мистер Бардолф /"Леттис и Лавидж" П.Шеффера. Словом, сплошной мистер.

Сцена из спектакля  Как часто наши актеры, играя иностранцев, играют все-таки "парня из нашего города". Но вот какой-нибудь мистер Бардолф Григорьева всегда мистер до мозга костей. А это говорит об отношении, об уважительном отношении актера к своей профессии.

Сцена из спектакля  "В театре не может все у всех осуществиться. Мечтаешь об одной роли, а получаешь другую, Артист должен сам восполнить, то, что недополучает", - говорит Ефим Кирьянович. И восполняет. Для него своеобразный творческим аккумулятором, заряжающим его энергией, является поэзия. Он читает с эстрады Пушкина, Некрасова, Есенина, Пастернака, Блока, современных авторов. Григорьев едва ли не единственный в Самаре актер, кто всерьез, а не эпизодически занимается этим почти утраченным ремеслом.

Есть актеры, и очень талантливые, которые могут буквально заворожить нас своей игрою в спектакле: в драме, комедии, водевиле, мюзикле, в чем угодно... Но беда, что не многие из них умеют читать стихи, как читали их, скажем Эммануил Каминка или Зиновий Гердт. Эти не читали, они исполняли их, хотя понятие "исполнять" мы чаще всего соотносим с музыкальным произведением, а не с разговорным жанром.
В один ряд с чтецами прошлых лет, с исполнителями, интерпретаторами классических произведений поэзии можно смело поставить Ефима Григорьева, лауреата конкурсов мастеров художественного слова в Санкт-Петербурге и Рязани.

Вот он выступает на нашей любимой сцене Дома актера. Зал, как всегда, заполнен до отказа и, что примечательно, той частью населения, которая чаще посещает дискотеки, нежели вечера поэзии. И сегодня, когда всерьез поговаривают, не отменить ли вообще литературу в старших классах, приятно было видеть в зале молодежь, которая вполне адекватно реагирует на выступление мастера художественного слова и, похоже, уважительно относится не только к его искусству, но и к тем авторам, которых собираются вовсе исключить из школьных программ.

Сцена из спектакля  В программе "художник и время" прозвучали произведения А.Пушкина, Н.Некрасова, С.Есенина, В.Маяковского, А.Блока, А.Твардовского, М.Джалиля, В.Урина, В.Гафта и других современных авторов.

Чем же покоряет публику актер? Да тем, что он способен перевоплотиться не только в автора стихов, но и в героев его произведения. Стиль, жест, интонация, не говоря уже о безупречной дикции, об умении подать и донести слово до слушателя, чем пренебрегают многие современные актеры - вот его арсенал, позволяющий донести до сердца каждую строку великого слова.

Мы слышим из уст Григорьева вступление к поэме Пушкина "Медный Всадник" и буквально видим нашего великого пращура, стоящего "на берегу пустынных волн" в готовности рубить окно в Европу.

Или слушаем "Графа Нулина" и перед нами весомо и зримо проходят "образы бездушные людей, приличьем скованные маски", о которых потом также образно писал современник Пушкина Лермонтов. А за ними выстраивается очень даже одушевленные персонажи давно минувших дней: мелкопоместные дворяне с их избалованными женами, их многочисленная челядь, и, наконец, сам граф Нулин - великосветский прощелыга и мот, прообраз будущего гоголевского Хлестакова.

Сцена из спектакля  … И вдруг мы слышим Мусу Джалиля, который сидя в застенках Маобитской тюрьмы, уже приговоренный к смертной казни, сочиняет юмористическое стихотворение о своем неудачном свидании с девушкой.

Как раз самая благодарная аудитория у Григорьева - это учащиеся общеобразовательных школ. Может потому, что слышат о Пушкине и Джалиле не заштампованные фразы, а живое слово из уст мастера.

***

Было бы несправедливым не упомянуть, как потомственного рабочего Ефима Григорьева угораздило поступить в артисты. Отец строитель, братья железнодорожники. Вот и Ефим решил пойти по стопам своих родственников. Поступает в железнодорожное училище г. Даугавпилса (Литва) и одновременно учится в вечерней школе. После окончания училища идет работать на завод "Электроинструмент" в качестве токаря. Принимает активное участие в заводской художественной самодеятельности, а об актерской карьере и не помышляет. Вскоре Ефим поступает в Ленинградский политехнический институт, с самодеятельной сцены которого читает стихи и прозу.

А путь в так и неставший родным политех пролегает мимо известного на всю страну Института театра, музыки и кинематографии, только будущий мастер художественного слова поглядывает на него с опаской. В такое учебное заведение конкурс в ту пору был 280 человек на место. И вот глядел-глядел наш потомственный железнодорожник на этот храм искусства и сошел с рельсов. Без всякой надежды на успех отнес свои документы в приемную ЛГИТМиК. А там государственная комиссия в составе: Г.Товстоногова, Н.Симонова, Ю.Толубеева, В.Меркурьева, Е.Тиме, Б.Зон - целое созвездие мастеров театрального искусства. Удивить их чтением стихов трудновато студенту политеха. Однако удивил и получил самый высокий балл по актерскому мастерству на вступительном экзамене. Ну, а дальше все пошло как по заранее заготовленному сценарию.

После окончания института в 1961 году его оставляют преподавать здесь же сценическую речь. Одновременно приглашают на работу в Ленинградский театр драмы им. А.С.Пушкина. Однако,романтика увела молодое дарование на край света в Петропавловск-Камчатский. Здесь и началась его творческая карьера. Первые роли - Леонид Борисович в спектакле "Машенька" А.Афиногенова, Алексей в "Оптимистической трагедии" В. Вишневского, Вайкен в "Тетке Чарли". За год пребывания в местном театре - это уж и не так мало. Успех был обеспечен. Однако рельсы снова манят в даль.

"Пушкин и Дантес" Е.И. Тиме и И.Н. Певцов В 1962 году начинающий артист и многообещающее дарование прибывает в Самару и с тех пор его жизнь будет связана с Самарским театром драмы под руководством П.Л.Монастырского. Здесь он обретет и любовь зрителей, и почетное звание заслуженного артиста России.

Говорят, если человек талантлив, то талантлив не только в какой-то одной сфере деятельности. Круг интересов такого человека бывает, как правило, широк и разнообразен. Существуют коллекционеры по строго направленному профилю: марки, деньги, медали, спичечные коробки… ну и так далее. Но есть коллекционеры с избирательным вкусом. Не станет иной библиофил укладывать на свои полки собрания сочинений, но обязательно купит интересующую его книгу. К таким собирателям относится и Григорьев. В его библиотеке на одной книжной полке можно встретить и Катулла, и Евтушенко, и Пушкина обязательно встретите. Там есть и Английская поэзия 14-19 вв. в русских переводах, и Русская куртуазная муза (16-20 вв.), Царские забавы и развлечения за 300 лет, и Лукавые истории из жизни знаменитых людей Ги Бретона, и даже Энциклопедия русской дипломатии. Казалось бы, зачем актеру дипломатический словарь? А сие говорит о диапазоне творческих интересов актера, о его кругозоре, об эрудиции, наконец, о сфере и круге его творческих познаний.

В руках у меня необыкновенный фолиант размером 50 x 60. Корочки его уже в руках рассыпаются. Однако стоит его переплести, и он обретет надлежащий вид. Он называется "Русская драма", хотя драматическому театру там отведено меньше места, чем оперному. Дату выпуска этого богато иллюстрированного издания установить не удалось, так как единственные выходные данные на одной из страниц его сообщают нам только, что этот уникальный документ отпечатан в типографии акционерного общества "Копейка" и все.

Вступительная статья критика Каратыгина (инициалы отсутствуют, поэтому трудно установить находится ли он в родственных связях со знаменитым семейством актеров и драматургов Каратыгиных) дает нам ясное представление о театральной жизни того времени. Можно предположить, что это 1914 год, так как критик сетует на то, что не может принести сведения о современных провинциальных труппах, ибо они слишком случайны и отрывисты, к тому же в виду "военного времени" многие антрепризы и товарищества вовсе прекратили свое существование. Другого военного времени как 1914 год мы не знаем,и еще потому, что в ту пору на оперной сцене блистал талант Ф.И.Шаляпина, а на страницах альбома именно ему отведено самое почетное место.

И так, первым представлен Императорский Большой московский театр в фотографиях актеров, за ним выстраиваются Императорский Мариинский, Музыкальная драма (Петроград), Опера С.И.Зимина (Москва), Русский драматический театр К.Н.Незлобина и А.К.Рейнеке, Театр Литературного общества А.С.Суворина, Театр С.О.Сабурова, Императорский Александринский Театр, Народный Дом императора Николая II, Общедоступный театр графини Паниной и, наконец, театр Валентины Лин, сведения о которых, за исключением ныне здравствующих столичных не вошли в Театральную энциклопедию выпуска 1965 года.

Обложка альбома "Русская  драма"Фотографиями прежде всего представлены актеры, режиссеры, дирижеры и тогдашние антрепренеры театров. Ну, представьте себе, на развороте почти в метр представлены в фотографиях актеры Александринского театра (150 портретов). И далее на каждой странице актер или актриса того же или иного театра в ролях.

Качество фотографий таково, что сегодняшним фотохудожникам стоит поучиться. В альбоме есть фото актрисы Александринского театра, а впоследствии профессора ЛГИТМиК Елизаветы Ивановны Тиме, имя которой вошло в историю и дореволюционного и советского периода. Именно в ее класс и поступал Ефим Григорьев, у нее учился актерскому мастерству. И мы имеем возможность опубликовать ее фотографии уже из коллекции самого актера.

Но самая большая ценность этого альбома девять вставок работы художника светописи М.А.Шерлинга. Это портреты Ф.И.Шаляпина в ведущих оперных партиях. Уникальные работы, позавидует любой театральный музей. Есть ли они хоть в одном из них, нам неведомо, но если и есть, то, думается, такой альбом уже библиографическая редкость. Частью этих фотографий мы и иллюстрируем сегодняшний материал об актере и коллекционере Ефиме Григорьеве.

Однако, считаю долгом оговориться, что история альбома "Русская драма" заслуживает отдельного и подробного освещения.


А.А.Галкин
Страница из альбома "Русская  драма"Страница из альбома "Русская  драма"Страница из альбома "Русская  драма"

 

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000, Самарская Лука.