Логотип
Подписной индекс:
83218
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(846) 335-59-56
(846) 959-69-14


Дорогу осилит идущий

Из архива Е.М. Цветовой

Самара конца 19-го века не принадлежала к числу провинциальных городов с высоким культурным уровнем.

В одном из своих фельетонов А.М. Горький, работавший в 1895-1896 годах в «Самарской газете» под псевдонимом Иегудил Хламида, писал: «Смертный, входящий в Самару с надеждой здесь встретить культуру, вспять возратись, зане город сей груб и убог. Знают здесь только скотов, знают цены на сало и шкуру, но не умет ценить к высшему в жизни дорог»

Да, цены на сало и шкуру здесь знали. Но не только. Думается, что эти строки были всего лишь профессиональной фельетонной лихостью. Сам Горький очень хорошо отзывался о любительских музыкально-драматических вечерах, их участниках и организаторах. В Самаре было не мало тех, кто не только сам ценил дорогу к всшему, но и прокладывал к ней новые тропинки. И чем больше было сил у впереди идущего, тем шире она становилась.

Начало 20-го века ознаменовалось в Самаре двумя большими событиями в музыкальной жизни города. В 1900 году было создано Самарское отделение ИРМО (Императорского русского музыкального общества), а в 1902 году Общество открыло в Самаре музыкальные классы – первое в ее истории Государственное музыкальное учебное заведение.

Эти два события – тот исток, от которого берет начало все, чем мы гордимся сегодня: филармония с ее богатейшей регулярной концертной деятельностью, многочисленные музыкальные учебные заведения, великолепные музыканты, певцы, артисты…

И не случайно, что оба эти события произошли в то время, когда губернатором Самары был Александр Семенович Брянчанинов (с 1889г. – вице-губернатор, с 1891-1904г.г. – губернатор) Высокообразованный государственный деятель, удостоенный звания гофмейстера двора Его Императорского Величества, награжденный многими орденами, губернатор лично стал во главе Самарского отделения ИРМО.

Императорское русское музыкальное общество было создано Петербурге в 1859 году с целью способствовать развитию профессиональной музыкальной культуры в России, и за полвека своей деятельности достигло многого. В Москве и Петербурге были открыты консерватории, в одиннадцати городах – музыкальные училища, а в 27-ми – отделение ИРМО.

Среди частных учителей музыки в Самаре были воспитанники столичных консерваторий. Они несомненно, оказывали большое влияние на развитие музыкальной культуры города. Некоторые из них пользовались большой популярностью как исполнители. Частные музыкальные школы вносили свою лепту в музыкальную жизнь города. Всех, кто тянулся к музыке, театру, литературе собирали вокруг себя любительские общества, хорошо организованные, с уставом и программой. В них входили люди самых разных сословий. Так что деятельность Самарского отделения ИРМО началась на достаточно подготовленной почве. Всего через два года после своего появления на свет оно открыло музыкальные классы - первое в истории Самары государственное музыкальное учебное заведение, позже переименованное в музыкальное училище. Его история продолжается и сегодня, почти сто лет спустя.

Е. КарклиньшОтчет об этом событии в самых патетических тонах дала «Самарская газета» за 20 сентября 1902 года. Начиная от губернатора, были перечислены все знатные господа, почтившие своим присутствием это событие. Церковь благословила деятельность первого самарского музыкального заведения. На праздничном молебне состоялось его освящение. Перед молебном священнослужитель произнес речь, в которой указал на высокое нравственное значение музыки в жизни человека. По совершению молебна к присутствующим с большой речью обратился директор музыкальных классов Яков Яковлевич Карклинь (Екаб Карклиньш). Вот несколько фрагментов из его речи:

«Музыкальные классы- учреждение в Самаре новое и этому нарождающемуся рассаднику образования нужна нравственная и материальная поддержка местного общества и нужна, в особенности, на первое время…. Музыка – это язык вселенной. Благотворное влияние ее осознанно уже в древние времена. Музыка имеет громадное воспитательное влияние на человека. Знаменитый германский педагог и знаток детских натур Генрих Песталоцци говорит: «хороша та школа, где развито пение». Каждому вероятно знакомы слова: «где музыка и пение, там нет зла, туда иди смело»…. Чем шире и многочисленние будет круг людей, любящих и понимающих музыку, тем, смею думать, в нашей частной и общественной жизни мы насчитаем больше элементов того высокого духовного подъема, того настроения, когда наше сердце становится восприимчивым к благороднейшим порывам сострадания, любви, благоговения перед чем-то, стоящим выше житейской прозы…».

Яркая, эмоциональная речь Карклиня отвечала настроению слушателей, ибо в обществе господствовало отношение к искусству как к сфере возвышенного, как к воплощению нравственных идеалов. А завершил Карклинь свою речь мыслью ясной, четкой, требующей от слушателей не только сопереживания, но и прямых действий: «Вот, милостивые государи и милостивые государыни, те общие соображения, которые могут побудить Вас оказать нравственную и материальную помощь нашему юному учреждению».

Речь Карклиня не пропала втуне. Среди его слушателей уже были те, кто оказал музыкальному учебному заведению весьма солидную помощь. Одним из них был член кружка, сложившегося вокруг самарского отделения ИРМО, купец 1-й гильдии Аким Григорьевич Жоголев. Он отдал бесплатно для музыкальных классов свой дом на Дворянской (ул. Куйбышева 110) и выделил единовременную беспроцентную ссуду в 1000 рублей на первоначальные расходы. Владелец музыкального магазина на Дворянской Георгий Филиппович Бем изъявил согласие пожертвовать классам два рояля…

Заслуги Жоголева перед музыкальными классами не исчерпываются материальной помощью. Ему было поручена весьма ответственная задача – подобрать кандидатуру директора музыкальных классов. Поехав в Петербург и там, советуясь с артистами, с музыкантами, беседуя с преподавателями консерватории, он сделал выбор. В Самару был приглашен Яков Яковлевич Карклинь. Этот выбор, безусловно, во многом определил счастливую судьбу самарского музыкального учебного заведения Яков Яковлевич Карклинь – латыш по национальности, крещенный в православной церкви. В год приезда в Самару ему было 35 лет. За его плечами уже был большой творческий опыт. Окончив Петербургскую консерваторию, по теории композиции занимался у Римского-Корсакова. Певец (тенор), педагог, дирижер. Пел в камерных концертах, в оперных спектаклях в самых престижных театральных труппах, руководил хором, дирижировал. За 18 лет работы в Самаре участвовал в концертах, создавал музыкальные коллективы, делал аранжировки, преподавал, читал публичные лекции, приглашал в Самару выдающихся артистов, музыкантов. Он прожил долгую жизнь. Профессор Рижской консерватории, Заслуженный деятель искусств Латвийской ССР, он ушел из жизни в 1960 году.

Заслуга А.Г. Жоголева – выбор и приглашение директора музыкальных классов – была оценена, и в 1905 году за полезную деятельность в самарском отделении ИРМО он был награжден золотой нагрудной медалью на Станиславской ленте. Эту страницу музыкальной истории Самары я завершу еще одной цитатой из речи Я.Я. Карклиня: «…Я имел честь представиться супруге самарского губернатора, которая отнеслась очень сочувственно к открытию отделения общества в Самаре… Сам губернатор, гофмейстер Брянчанинов, отнесся весьма учтиво и изъявил свое любезное согласие стать во главе организации. С этого момента дела пошли быстрыми шагами вперед…».

Выпускники музыкальных классов уезжали в консерватории и возвращались в родные стены уже педагогами.

Но не только музыканты и педагоги определяют судьбу культуры.

Н.П. АннаевМатериал этой статьи напрямую связан для меня с памятью о человеке, о котором я хочу замолвить слово в надежде, что знавшие его лучше и дольше меня, расскажут о нем подробнее.

Имя Аннаева было у меня на слуху долгие годы. Знала, что он, кажется, музыкант, любитель-композитор, что кто-то когда-то исполнял его романсы…

Во время работы с материалами о музыкальной жизни Самары меня заинтересовал его личный архив, который хранился в фондах Государственного архива и мог быть мне выдан только по его личному разрешению. Я отправилась к нему. Разрешение было получено сразу. Встречались мы с ним еще несколько раз. И всегда после наших бесед я возвращалась переполненная множеством впечатлений. Как жаль, что я тогда ничего не записывала.

Некогда! Нам ведь всегда некогда. Как будто мы заведомо знаем, что в жизни важно, а что – нет.

Николай Павлович умер. А у меня остались лишь отдельные разрозненные воспоминания и впечатления о наших встречах. И еще – архивные данные.

С детства мне было знакомо словосочетание – Аннаевская дача. Но я никак не связывала это название с фамилией Николая Павловича. И вдруг оказалось, что знаменитая кумысолечебница, которая за свои архитектурные достоинства была внесена в справочники, выстроена на деньги его деда, купца 1-ой гильдии. Но от нее ничего не осталось. Во время голода в 1921 году ее разобрали на дрова.

Еще на деньги деда, который был лютеранином, построена на Дворянской кирха. Также ему принадлежал дом на Алексеевской площади (площадь Революции), в котором была гостиница, где играл очень хороший женский оркестр. И на даче всегда звучала музыка. Гостями здесь были едва ли не все знаменитые музыканты, посещавшие город. Дед был не только художественно одаренным человеком. Знали его в Самаре и как крупного общественного деятеля.

Рассказывал мне все это, никак не окрашивая эмоционально эти сведения, внук того купца, Николай Павлович, когда его собственная жизнь уже была на закате. Он ее прожил при советской власти. Жил он вместе со своей сестрой. Оба бездетные. Не помню, по какому поводу, он рассказал, что была у них еще одна сестра, тоже одинокая. Она оставила им по завещанию значительную по тем временам сумму. Они думали – думали, как этой суммой достойнее распорядиться. И придумали. Отдали ее в Фонд Мира.

Как-то по дороге к Аннаеву я купила килограмм винограда. Стоил он тогда совсем дешево, и еще сомневалась, удобно ли их угощать этим виноградом? А дальше – сцена, которую я никогда не забуду.

- Николай Павлович! Не обижу я Вас таким угощением?

- Это нам? Сестра, сестра, смотри, что нам принесла Ева Марковна!

Да, я осчастливила их! Их, потомков Аннаева, отдавших деньги в Фонд мира и не имевших возможности купить себе дешевый виноград! После смерти Николая Павловича в архиве я нашла сведения из его биографии.

Родился он 31 мая 1902 года в Самаре в семье коммерсанта. Окончил землеустроительный техникум и работал землемером. Но, возникшая еще в 15 лет любовь к сочинению мелодий, вспыхнула с новой силой. И в 1931 году он поступает сначала на подготовительные курсы при музучилище, а потом и в само музучилище. Так в 29 лет он впервые познакомился с нотной грамотой и начал учиться играть на фортепиано.

Затем учеба в училище им. Гнесиных. Сначала на композиторском отделении, но через 3 года он был переведен на теоретическое отделение. В 36 лет получил диплом педагога музыкально-теоретических дисциплин. До войны преподавал в Москве в музыкальной школе. Затем фронт, откуда был отправлен в военизированную охрану. И только в 1949 году он смог вернуться к преподавательской деятельности в детской музыкальной школе №3 нашего города. В 60 лет он уходит на пенсию еще полный сил. Но ему хотелось попробовать себя в музыкальной композиции. И он достигает успехов в сочинении фортепианных миниатюр, сольных и хоровых песен, романсов, и, начиная с 1964 года, его музыка много раз звучала в концертах и по местному радио.

Самарское музыкальное училище

Самарское музыкальное училище

 

Концерты, на которых звучала музыка Н.П. Аннаева, проводились В ДШМ №3, в музыкальном училище, областной библиотеке. Его хоровые песни звучали в концертах хора ветеранов труда завода «Прогресс». 2 марта 1974 года в камерном концерте в Доме Актера в честь 175-летия со дня рождения А.С.Пушкина, был исполнен романс «Последние цветы» - сл. А.С.Пушкина, музыка Н.П.Аннаева. По местному радио прозвучала передача «Композитор Николай Аннаев», это было 27 июля 1976 года. Не прошло и года, как прозвучали опять по радио 5 романсов Н. Аннаева в исполнении артиста Куйбышевского оперного театра, лауреата Всесоюзного конкурса вокалистов им. М.И.Глинки В.Навротского.

Ряд своих музыкальных сочинений Николай Павлович посвящает памяти П.И. Чайковского. Он обращается в дом-музей П.И. Чайковского в Клину, за разрешением передать им эти произведения. Конечно, он получает согласие. 3 февраля 1968 года на музыкально-литературном вечере в доме-музее прозвучали его сочинения – «Элегия» для скрипки с фортепиано и романсы «Подснежник» и «Колыбельная». В ответ на одно из его писем ему пишут из музея: «Выставка, о которой Вы спрашиваете, это в сущности одна витрина, которая находится у нас в мемориальном здании, в так называемой музыкальной аудитории. В витрине выставлены произведения, посвященные П.И. Чайковскому. Это и музыкальные произведения, и стихи, и предметы изобразительного искусства. Музыкальные посвящения Чайковскому представлены довольно широко: Рахманинов, Танеев, Гречанинов, Аренский и другие. Как видите «соседи» неплохие. Из Ваших сочинений выставлены фортепианные пьесы, они раскрыты на первой странице…». Связь с музеем не прерывалась несколько лет.

Уйдя на пенсию, Николай Павлович кроме работы над музыкой, стал постоянным посетителем областного архива. В читальном зале архива знакомился с литературой, освещающей прошлое Самары, задумав описать жизнь и деятельность своего деда, Егора Никитича Аннаева. Так в областном архиве появился фонд 194 – коллекция воспоминаний, оп.1, ед. хр. 7, 1963г. Впоследствии он передал в архив много материалов, имеющих краеведческое значение и, помог в создании личных фондов наших замечательных земляков. Были собраны материалы о жизни и деятельности военного капельмейстера и композитора Ильи Александровича Шатрова, автора знаменитого вальса «На сопках Манчжурии», жившего в Самаре с 1906 по 1918год. Копии этих материалов были переданы в центральный музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки в Москве.

Деятельность Николая Павловича Аннаева увенчалась образованием в областном архиве личного фонда Ф.Р. 4978-1972 с названием: «Фонд Николая Павловича Аннаева самодеятельного композитора и собирателя – коллекционера документальных материалов по истории музыкальной жизни города Самары-Куйбышева».

В его архиве я и нашла о его деятельности то, о чем здесь рассказала. Умер Николай Павлович в 1990 году. Провел он свою жизнь в музыке – играя, преподавая, сочиняя. И до самого последнего часа он собирал и сберегал все, что казалось ему интересным в культурной жизни Самары.

 


Е.М. Цветова
Заслуженный работник культуры

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000-2009, Самарская Лука.