Логотип
Подписной индекс:
83218
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(846) 335-59-56
(846) 959-69-14

 

Юрий Федорович Самарин
Автопортрет. 1842г.

Их имена памятны и близки

3 мая 2009 года исполнилось 190 лет со дня рождения Юрия Федоровича Самарина, публициста, историка, философа, земского деятеля, славянофила, одного из лучших знатоков российской жизни, почетного гражданина города Самары.
Стоявший вровень с европейским просвещением, Самарии оставил благотворный след почти во всех отраслях общественной и государственной деятельности. В нем счастливо сочетались три дарования: критический ум, способность историка-исследователя и замечательный талант оратора.

Даровитейшим человеком, с непоколебавшимися убеждениями, полезнейшим деятелем и глубоким мыслителем назвал Самарина Ф.М. Достоевский.

Имя Ю.Ф. Самарина тесно связано с нашим краем. Крупный землевладелец в Сызранском и Самарском уездах, он стремился внедрить в своих имениях прогрессивные методы земледелия, развивал новые отрасли сельскохозяйственного производства, конкретно, на деле решал вопросы просвещения крестьян и повышения производительности их труда.

 

Поэтичны его письма родным и друзьям о Волге и заволжских степях.

Самарин, ополченец во время Крымской войны, с сентября 1855 по март 1856 г. находился в Сызрани, где командовал первой ротой 272 дружины.

Летом 1858 г. Юрий Федорович был назначен членом от правительства в Самарский губернский комитет по улучшению быта помещичьих крестьян, в составе которого трудился по март 1859 г., до приглашения в столицу для участия в деятельности Редакционных комиссий.

Его перу принадлежит первая редакция манифеста, извещавшего народ об освобождении, отличавшаяся значительно большей простотой и доступностью сравнительно с той окончательной, которая, по указанию Александра II, отредактирована московским митрополитом Филаретом.

В феврале 1861 г. Юрий Федорович вновь приехал в Самару, будучи назначенным от правительства членом губернского по крестьянским делам присутствия. Два года он самоотверженно трудится в Самаре над проверкою уставных грамот и над разрешением тех многочисленных частных вопросов, которые возникали по ходу дела.
Несмотря на огромную занятость по крестьянскому вопросу, Юрий Федорович не прекращал в Самаре литературной деятельности, писал статьи, выступал на литературных вечерах.

Самарское общество высоко оценило деятельность Ю.Ф. Самарина в губернском комитете и губернском присутствии. 17 мая 1863 г. городское общество удостоило его звания почетного гражданина г. Самары и учредило две стипендии имени Ю.Ф. Самарина в мужской гимназии и в женском училище.

Он стал первым в России почетным гражданином города, на присвоение звания которого 28 июня 1863 года высочайше соизволил император Александр П.

В литературных кругах у Самарина было много друзей и близких знакомых: Аксаковы и Н.В.Гоголь, В.А.Жуковский и Карамзины, А.И.Герцен и В.Г.Белинский,Ф.И.Тютчев и И.С.Тургенев, Н.А.Добролюбов и П.В.Анненков, А.С.Хомяков и Киреевские...

В юные годы Юрий Федорович особенно был близок с М. Ю.Лермонтовым, 195 лет со дня рождения которого исполняется в октябре этого года.

Самарин познакомился с Лермонтовым в первой половине января 1838 года у князей Оболенских. Оболенские, жившие в Москве на Солянке, были родственниками Самариных. В этом доме всегда было много молодежи. Особенно близок с Юрием был его двоюродный брат Дмитрий - умный и доброжелательный человек, интересный собеседник. Прелестны были и кузины. Одна из них, Варенька, в этом же 1838 году вышла замуж за друга Лермонтова А. А. Лопухина. А втораякузина, глубокая сердечная привязанность юного Самарина -Катрин - стала женой графа В.Н. Зубова, внука А.В. Суворова, двоюродного брата Д.Г. Розена, приятеля Лермонтова.

Юрий часто проводил время в шумной и веселой компании, собиравшейся на вечерах у Оболенских...

В своих заметках «Из дневника» он пишет: «Первый раз я встретился с Лермонтовым на вечере на Солянке. Он возвращался с Кавказа. Я был в восторге от его стихов на смерть Пушкина. После двух или трех свиданий он пленил меня простым обращением, детской откровенностью».

Лермонтов пробыл в Москве почти месяц.

О своих впечатлениях о поэте Юрий Самарин рассказывает в письме к близкому знакомому, другу П.Я.Чаадаева и Ф.И.Тютчева князю И.С.Гагарину. Дипломат, философ, публицист, отличавшийся, по словам Самарина, общительным характером и живостью, которые «располагали в его пользу и нравились всем», Иван Сергеевич Гагарин в 1838 году был секретарем русской миссии в Париже. В августе 1839 вернулся на некоторое время в Петербург, где встречался с Лермонтовым в «Кружке шестнадцати» и на литературных вечерах.

В своем письме Гагарину Юрий Самарин высказывает сожаление о том, что не сошелся с Лермонтовым ближе: «...Мне жаль, что я его не видел более долгое время. Я думаю, что между ним и мной могли бы установиться отношения, которые помогли бы мне постичь многое».

Приехавший в 1838 г. поступать в Московский университет Я.П.Полонский вспоминал о восторженном отзыве Юрия Самарина о Лермонтове. Он говорил Полонскому о выдающемся назначении поэтического гения Лермонтова: «Неужели до сих пор еще не сознает своего великого призвания».

В сохранившейся переписке Самарина и его четвероюродного брата И.С.Гагарина очень часто речь шла о Лермонтове, о «Кружке шестнадцати» и произведениях поэта. Так, в связи с выходом книги Лермонтова «Стихотворения» Гагарин писал в 1840 г. из Парижа Юрию Федоровичу: «На днях я получил поэмы Лермонтова, они прекрасны».

Новая встреча Юрия Самарина с Лермонтовым произошла в мае 1840 г., когда поэт приезжал в Москву по дороге во вторую ссылку из Петербурга на Кавказ. Они встретились 9 мая на праздничном обеде в день именин Н.В.Гоголя в саду у М.П. Погодина на Девичьем поле. Здесь собрались московские литераторы и ученые: К.С.Аксаков, Е.А.Баратынский, П.А.Вяземский, М.А.Дмитриев, М.НЗагоскин, М.Ю.Лермонтов, М.Ф.Орлов, Ю.Ф.Самарин, Д.И.Свербеев, А.С.Хомяков, П.Я.Чаадаев, актер М.С.Щепкин, профессора А.О.Армфельд и М.Г.Редкин.

Рассказывая в кругу друзей об этом вечере, Юрий Самарин и Константин Аксаков особо выделяли чтение Лермонтовым отрывка из поэмы «Мцыри».

В дневнике Юрий Самарин записал: «Лермонтов был очень весел. Он узнал меня, обрадовался, мы разговорились про Гагарина, тут он читал свои стихи: бой мальчика с барсом. Ему понравился Хомяков. Помню его суждения о Петербурге и петербургских женщинах. Лермонтов сделал на всех самое приятное впечатление. Ко мне он охотно обращался в своих разговорах и звал к себе».

Почти весь май поэт прожил в Москве. Часто встречался с Юрием Самариным, бывал у Хомякова.

Несмотря на разницу в возрасте, так заметную в юные годы (Лермонтову было 26 лет, а Самарину только 21 год), у них было много общего. Им было о чем говорить. Лермонтов окончил университет в 1832 году. Самарин только что. Многие профессора, начинавшие работать в университете при Лермонтове, стали опытными педагогами и видными учеными.

В 40-е годы дом Самариных на Тверской был одним из центров московской общественной жизни; на балы, домашние спектакли и литературные чтения с участием М.С.Щепкина, С.В.Шумского и П.М.Садовского собирались высшее московское общество, литераторы, профессора и молодежь. У Самариных была великолепная библиотека. Знакомясь с ней, Лермонтов говорил, что в его библиотеке в студенческие годы было все, что выходило в свет.

Юрий Самарин, как и поэт, очень хорошо рисовал. Известен его автопортрет этих лет. У них было много общих знакомых. Все это сближало. Их отношения отличались доверием и дружеской откровенностью. О дружбе Самарина и Лермонтова свидетельствуют письма и дневниковые записи Самарина, воспоминания и эпистолярное наследие их современников.

 

 

 

М.Ю. Лермонтов в сюртуке Тенгинского пехотного полка.
Акварель К.А. Горбунова. 1841г.

Вспоминая о встречах с поэтом весной 1840 г. Самарин пишет о посещении ими литературного салона Д.Н. и Е.А.Свербеевых и дома писателей Н.Ф. и К.К.Павловых - одного из основных центров московской, художественной и интеллектуальной жизни того времени. У Павловых бывали П.Я.Чаадаев, А.И.Герцен, П.А.Вяземский, А.А. Фет, И.В. Киреевский, А.С.Хомяков, С.П.Шевырев, Н.М.Языков, братья И.С. и К.С.Аксаковы и другие. Рассказывая о последнем вечере Лермонтова в Москве в мае 1840 г., Самарии отмечает: «Помню последний вечер у Павловых... Он уехал грустный. Ночь была серая. Мы простились на крыльце».

В конце января - начале февраля 1841 г. по пути с Кавказа в Петербург Лермонтов остановился в Москве всего на несколько дней. Приехал 30 января, а уже 5-6 февраля был в столице. Встретились они у знакомого Лермонтову офицера К.О. Россета. Климент Осипович был коротко знаком с А.С.Пушкиным. В 1838-1839 гг. Лермонтов вместе с Россетом бывал в Петербурге у Карамзиных.

Московская молодежь собралась у Россета, чтобы проводить Лермонтова. Ему захотелось увидеть на этом вечере Юрия Самарина. С присутствующими он поделился своим высоким мнением о Самарине и послали за ним. Вскоре тот пришел. «Он очень обрадовался мне», - вспоминает Юрий Федорович.

Через три месяца, в апреле 1841 г., Лермонтов вновь приехал в Москву, остановился у барона Д.Г. Розена, своего однополчанина по лейб-гвардии Гусарскому полку. В Москве Розен служил адъютантом при генерал-губернаторе и жил в Петровском дворце. Юрий Самарин видел Лермонтова у Розена в мае 1840 г. И на этот раз, узнав о приезде поэта в Москву, он поспешил к Розену.

«Мы долго разговаривали, - вспоминает Юрий Федорович. - Он показывал мне свои рисунки. Воспоминания Кавказа его оживили. Помню его поэтический рассказ о деле с горцами, где ранен Трубецкой...». История с С.С.Трубецким взволновала обоих. Офицер лейб-гвардии Кавалергардского полка был в длительной опале у Николая I. В конце 1839 г. его перевели на Кавказ. Вместе с Лермонтовым он участвовал в сражении при реке Валерике. 11 июля 1840 г. был ранен. Фамилия Трубецкого вместе с фамилией Лермонтова была вычеркнута императором из наградных списков.

Лермонтов очень волновался, его голос дрожал... «В этом разговоре он был виден весь», - писал Юрий Федорович. Именно в этот вечер поэт высказал мысль, надолго запавшую в душу Самарина. Говоря о современном состоянии России, Лермонтов заметил: «Хуже всего не то, что некоторые люди терпеливо страдают, а то, что «огромное большинство страдает, не сознавая этого».

Вечером поэт был у Самарина. А на другой день друзья ездили на Подновинское народное гуляние. Гуляние под Новинским в 1841 году несколько отличалось от предыдущих. Те же балаганы, качели, фокусники, скачки на лошадях, восковые фигуры... На этот раз впервые демонстрировался для москвичей паровоз «Меркурий». Это вызвало большой интерес у участников гуляния - бедного разносчика бубликов и у знатных, разряженных господ. Потом еще долго рассказывали: паровоз выпускал дым из трубы, возил по рельсам на несколько десятков сажен коляски с публикой под полковую музыку. Машинист постоянно дергал за гудок паровоза, покрикивал на публику. О демонстрации паровоза под Новинском написали в газетах.

Самарин каждый день встречался с Лермонтовым. «За несколько дней до своего отъезда, - пишет Юрий Федорович, - он провел у нас вечер с Голицыными и Зубовыми. На другой день я виделся с ним у Оболенских <...> Одного утра, проведенного у Россета, я никогда не забуду. Лермонтова что-то тревожило <...> Далее Самарин вспоминает: «Вечером, часов в девять, я занимался один в своей комнате. Совершенно неожиданно входит Лермонтов. Он принес мне свои стихи для «Москвитянина» - «Спор». Не знаю почему мне особенно было приятно видеть Лермонтова в этот раз. Я разговорился с ним. Прежде того какая-то робость связывала мне язык в его присутствии <...>». К сожалению, рукопись на этом обрывается.

Дневниковую запись дополняет письмо Самарина к И.С. Гагарину от 3 августа 1841 г.: «Я никогда не забуду нашего последнего свидания, за полчаса до отъезда. Прощаясь со мной, он оставил мне стихи, его последнее творение. Все это восстает у меня в памяти с поразительной ясностью. Он сидел на том самом месте, на котором я Вам теперь пишу. Он говорил мне о своей будущности, о своих литературных проектах; и среди всего этого он проронил о своей скорой кончине несколько слов, которые я принял за обычную шутку с его стороны. Я был последний, который пожал ему руку в Москве».

Гибель Лермонтова поразила Самарина, как личное и «общее горе», незаменимая утрата <...> «для целого поколения».

В дневнике Юрия Федоровича за 31 июля 1841 г. оставлена короткая запись: «Лермонтов убит на дуэли с Мартыновым! Нет духу писать!» Через несколько часов, собравшись с силами, на новой странице Самарин пишет: «Невольно сжимается сердце, - и при новой утрате болезненно отзываются старые. Грибоедов, Марлинский, Пушкин, Лермонтов. Становится страшно за Россию при мысли, что не слепой случай, а какой-то приговор судьбы поражает ее в лучших из ее сыновей: в ее поэтах. За что такая напасть <...> и что выкупают эти невинные жертвы?»

3 августа Самарин пишет большое письмо Гагарину, в котором подробно рассказал о дуэли и выразил свои раздумья о трагической судьбе поэта.

С его гибелью Самарин «почувствовал большую пустоту». Он пишет: «Это был один из тех людей, с которыми я любил встречаться. Он «присутствовал» в моих мыслях, в моих трудах, его одобрение радовало меня».

Далее Самарин размышляет: «собираются печатать его последние произведения. Мы снова увидим его имя там, где любили его отыскивать, снова прочтем еще несколько новых вдохновенных творений, всегда искренних, но как все последние его поэтические вещи, конечно, грустных и вызывающих особенно скорбное чувство при воспоминании, что родник поэта иссяк».

После гибели поэта он принял участие в собирании и публикации его наследия. Стихотворение Лермонтова «Спор», явившееся благоразумным ответом на несколько несправедливые критические статьи С.П.Шевырева, было напечатано в шестом номере «Москвитянина» за 1841 год. Автограф «Спора» с пометкой Ю.Ф. Самарина: «Писано рукою Лермонтова и подарено мне» хранится в архиве Самариных.

В 1842 г. в письме к М.П.Погодину он сообщает о стихотворении Лермонтова «Валерик», полученном им от князя И. Голицына. Впервые оно было опубликовано в альманахе «Утренняя заря» за 1843 г. В архиве Самарина хранится копия этого стихотворения.

21 апреля 1843 г., приглашая к себе на вечер А.С. Хомякова и В.В.Боборыкина, Самарин просит К.С.Аксакова захватить номер «Отечественных записок» с напечатанным стихотворением Лермонтова, внушенным ему каким-то пророческим чувством его смерти. В четвертом номере «Отечественных записок» за 1843 г. было напечатано несколько произведений Лермонтова, в том числе «Утес» и два из последних: «Выхожу один я на дорогу» и «Сон». По всей вероятности, в записке Самарина речь шла о стихотворении «Сон».
В одном из писем К.С. Аксакову в 1844г. Юрий Федорович сообщает о бумагах Лермонтова, полученных им от одного знакомого.

В статье «О мнениях «Современника» исторических и литературных», опубликованной в «Москвитянине» за 1847 г., Самарин называет одно из последних стихотворений Лермонтова «Родина» этапным произведением в русской литературе. Лермонтова и Гоголя он считает основными писателями послепушкинской эпохи, определившими содержание всей литературной жизни. «Обратимся к. внутреннему содержанию нашей изящной литературы, -пишет Самарин. - Лермонтова уже нет, Гоголя вы устраняете. После них много ли она приобрела. Приобрела ли она что-нибудь, хоть один образ или тип, который бы не был слепком с их содержания?». Самарин один из первых в литературе дал сочувственную характеристику личности Лермонтова.

Дневниковые записи, статьи, эпистолярное наследие Ю.Ф.Самарина и ныне служат важнейшим источником для исследователей жизни, литературной деятельности и общественно-политических взглядов М.Ю.Лермонтова.


Раиса Поддубная, к.ист. н.,
заслуженный работник культуры РФ

 

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000-2009, Самарская Лука.