Логотип
Подписной индекс:
83218
Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки

  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(846) 335-59-56
(846) 959-69-14

 

«Хотела быть балериной. Стала травматологом. Не «родила» диссертации, но родила сына. Наверное, не сеяла разумное, доброе, вечное, но посадила деревья во дворе своего дома и они переросли пятиэтажку. Осваивала целинный Казахстан и пустынный Мангышлак. «Концерту, которого не было» предшествовало четыре десятилетия проживания, общения и посильного труда в Стране туристской, самодеятельной, бардовской, авторской, или как там еще песни. И если он («концерт») прозвучит, то только по настоянию и при помощи моих многочисленных друзей, которым я выражаю свою самую сердечную и искреннюю благодарность» – Анна Яшунская

Анна Ильинична, Аня, Анечка! Мы слушаем твой «Концерт» и начнем его с твоего посвящения традиционному туристскому фестивалю песни под Самарой – памяти Валерия Грушина, постоянной участницей которого ты была много лет.

Концерт, которого не было

* * *
Сюда зовет нас ни природа
Ни Волжский берег, ни леса,
Мы здесь мудреем год от года,
Души вскрывая чудеса.

Здесь не пустое песнопенье,
Здесь каждый слог и каждый звук
Приводят мысль твою в движенье
И проверяют крепость рук.

У жизни много перекатов
Опасных троп и ледников
И знаем, что когда-то
И мы не разожжем костров.

Но, если лодка стонет в пене,
Неудержим язык лавин
На деле заповедь применит
И чья-то дочь, и чей-то сын.

Пусть верит свято наша смена,
Печаль и память так остра!
Валера, Леня, Арик, Гена
Всегда у нашего костра!

* * *
Проверки временем сложны,
Да просто не хватает времени
Узнать, что можно, что должны
И из какого все мы племени.

Спешим, не ведая к кому,
Порою и не там, где нужно.
Не поступаем по уму,
Смеемся глухо и натужно,

Мельчим, где крупная игра,
Страдаем, погрязая в быте.
Когда ж приблизится пора
Менять подковы на копыте?

Искать и, может быть, найти,
Поверить и не ошибиться.
Проверка временем пути
Мне не дает остановиться.

* * *
Небо серостью занавешано,
Плачут облаки – нету сил.
Что мы делаем, люди грешные
У священных могил?!

Закружило нас в черной замети
От окон до дверей…
Вся Россия стоит на паперти
Воскрешенных церквей.

Птицей – Фениксом в небо выпорхни!
Поднимись с колен! Не впервой!
Стань Россиею, стань великою,
С гордо поднятой головой!

* * *
Мы от стай оголтелых
отрываем себя.
Рваной тучей закрылась
на рассвете заря.
Облетаем листвою
от кислотных
дождей,
Проклиная ушедших
и грядущих
вождей.
Дым над горькой дорогой,
крематорий –
страна.
Человечья душа
никому
не
нужна.
Перекошены судьбы,
как в кривых
зеркалах.
У какого же
Бога
наши
жизни
в руках?!

 * * *
Мы у судеб своих судьи,
Прокуроры и адвокаты.
Поливайте слезами, люди,
Лозы ссохшегося винограда!

Нам теперь и леса не милы –
В основании корни рушим,
Поднимаем на ржавых вилах
Окровавленные свои души.

Исчезает понятие «дружба»,
Расползается плесень связей,
Не в лавинах родится ужас,
А в глазах, ослепленных грязью.

Мысли бьются, как в море скалы,
Как в плотину Великая Нево,
Светят лампочки в пол-накала,
Зреют гроздья святого гнева.

* * *
Я тебя нахожу у Грина,
Я тебя нахожу у Грига,
Я тебя, как любимую книгу,
Начинаю читать с середины…
Любимая…
Любимый мой…
Молчи…
В глазах две загоревшихся свечи,
И руки – два распахнутых крыла,
И ночь, бесстыдница, раздета догола,
И утро – день, утративший ключи,
Любимый мой…
Любимая…
Молчи…
Мы расстаемся навсегда, сразу.
Ты просто не был никогда –
одни фразы.
Уходит женщина. Искать причины – брось!
В глубинах душ так много утонуло!
У двух сердец переломилась ось –
твое СЕГОДНЯ в ПРОШЛОЕ шагнуло.

* * *
А все-таки нас манят журавли,
Когда синиц полным - полно в округе.
Мы, как деревья, тянем к небу руки,
Пытаясь оторваться от земли.

Синичьих трелей не хотим понять –
Нас журавли все манят изначально,
Как не было б курлыканье печально,
Нам хочется полет их удержать.

А стаи – мимо! Словно стаял снег.
Летит журавлик и зовет с собою.
Синичек зернами простыми успокою,
А он мечтой останется навек.

А все-таки нас манят журавли…

 * * *
Ах, если б вновь увидеть тот рассвет,
Восстановить ликующие краски,
Где смешаны любовь и тайна сказки,
и губ тепло, и розовый букет.
и нам просить у памяти дано
Вернуть звучанье ветра
в струнах сосен,
Поющего, что неизбежна осень
разлук и новых встреч не суждено.
я кисть беру, придумываю свет
И впитываю медленно картину,
Где ты, рассвет и я –мы триедины,
А мелкий дождь чуть-чуть
меняет цвет.

* * *
Пожалуй, стоит жить,
беря рассвет в награду
За то, что из обид
не сделал божества.
Мне ландыш прозвенит
ночную серенаду,
И светлячки внесут
огни для торжества.

Мне вечер и заря
свальсируют в тумане,
Приткнется у костра
рассветный холодок,
И поздний рыбий всплеск
русалочно обманет
И прошуршит волна,
как ящерка у ног.

* * *
Сегодня не будет ни шуток, ни песен-
Туман закрывает окно пеленою.
Сегодня не будет беседы со мною,
И горек мне хлеб, и вечер так пресен.
И горек мне хлеб, и вечер так пресен,
Но слышатся звуки воды, лепет сосен,
И память в окне силуэт твой рисует,
И сердце по ребрам стучит и бунтует.
И сердце по ребрам стучит и бунтует-
Мы оба последней минутой рискуем.
И падают немощно сильные руки
В предчувствии близкой и вечной разлуки.
В предчувствии близкой и вечной
разлуки
Строка торопливо бежит за строкою,
И нерв тетивою на чувственном луке,
И утро…и чьи-то шаги за стеною.
Сегодня не будет ни шуток, ни песен.
И горек мне хлеб, и вечер так пресен,
И падают немощно сильные руки
в предчувствии близкой и вечной разлуки.

* * *
Цветет ромашковое поле
Да медуницы запах льют,
Для сена – домики из кольев,
Шмели восторженно поют.

Срывает облако ветрами,
Заря на бусинках росы,
Три долгих лета между нами,
Как три несжатых полосы…

Все так же мне тобою бредить
У серебристых тополей,
Ты для меня, как белый лебедь,
В унылой стае журавлей.

* * *
Не спится. Себе задаю я вопросы ночами:
Что значит сияние неба над нами,
И с чем несогласно ворчат водопады?
Дожди – порицание или награды?

Мне хочется видеть летящую стаю,
Потрогать колосья за тонкую талию,
И видеть свой дом, вечно полный друзьями,
И помнить о тех, кого нет больше с нами.

Читать, но не только одни заголовки,
Разгадывать хитрой природы уловки,
А осенью в красках ее заблудиться,
Зимою кормить на окошке синицу.

Наверно, поэтому ночью не спится,
И жизни скрипит под ногой половица.
За окнами утро фонарь потушило.
Опять для себя ничего не решила.

* * *
Разбежались дождливые капли
По дорогам, по веткам осин.
Ветер рвет паутинные тали
И от свиста совсем осип.

Бьется в окна, в чужие двери
(он, как я, без тепла и ласки),
Уповающий на доверие
Театральной забытой маски.

Где же сердце согреть от стужи?
Лист осенний – объятьем на плечи.
Я и ветер бредем по лужам,
Завернувшись в холодный вечер.

* * *
Ты знаешь, как светлы осенние утра?
Встает туман волнистой грядкой,
Настоянная на дождях трава
Украшена подсвеченной росой.
Зелено-желт ковер лежит у ног,
Под ветром озеро вздыхает тихим вздохом,
И, кажется, что нет нигде тревог,
Спят валуны, укутанные мохом.
Печально к озеру сгибается лоза.
Стою, очарованию внимая.
Летит рябин рубиновых слеза
И падает к твоим ногам, мерцая.

 * * *
Так хочется, чтоб стих имел прозрачность
Тысячелетием спрессованных кристаллов,
И крепость вин из старого подвала,
И легкость снега на моей ладони,
И то тепло, что дарит мне костер.
Один бубнит, что все его не любят,
Другой трубит победу над девчонкой,
А третий весь ушел в переживанья
По будничным и мелким пустякам.
Что сделать мне, чтоб не попасть в
компанию
Таких бубнящих и зудящих мужиков?
Пожалуй, нужно прихватить чуть-чуть
задора
У всех мальчишек, что, смеясь, в снежки
играют,
У серых уток, что собрались нынче в стаю
И крякают, готовясь в дальний путь.
Пожалуй, нужно окунуть ладони в зори,
Что над осенним лесом расплескались,
Умыть лицо дымком костра лесного
И сердце распахнуть окном
в огромный день!

* * *
Извлекаю мелодию слова.
Я – старатель, ладони в реке.
Промываю все снова и снова,
Чтобы звук удержать на руке.

за полвека – всего-то пригоршня –
Терпкость грусти, искринка слезы.
Облаков отражение морщит
Хлыст лиловый прибрежной лозы.

Что-то шепчет заросшее поле
И закат репетирует роль,
Где всего-то три звука, не боле.
До. Ля. Соль. До. Ля. Соль.
Доля. Боль.

* * *
В опустевшей сижу квартире,
Где до ужаса тишина.
Деревянной фигуркой в тире
Приколочена к небу луна.
Сколько славных уплыло навеки!
Как нам, братцы, не повезло!
Никому не приходит в голову
У Харона отнять весло.
 


Анна Яшунская
 

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000-2009, Самарская Лука.