Логотип
Подписной индекс:

83218

Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки


  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(846) 335-59-56
(846) 959-69-14

Жизнь на войне

Герой Советского Союза Аноприенко Михаил Григорьевич
Герой Советского Союза
Аноприенко Михаил Григорьевич
(1918-1986 гг.)
 

Когда моего отца, Аноприенко Михаила Григорьевича, спрашивали, за какой подвиг в Великой Отечественной войне ему присвоили звание Героя Советского Союза, он всегда старался донести следующую мысль. У каждого подвига должна быть своя предыстория и «звездочка» не за простую удачу, а за всю твою фронтовую жизнь дается, в которой тебе не в чем упрекнуть себя.

Сама же война - это тяжелый специфический труд, характерный повышенной, иногда смертельной опасностью и разлукой с родными и близкими. Это не только перестрелки с врагом, но и рытье окопов и землянок, оборудование командных пунктов и блиндажей, непролазные и пыльные дороги, холод, грязь, копоть, вонь, вши, недоедание, отсутствие санитарных условий. При этом, живет на фронте человек той же, но более обостренной внутренней жизнью: старается сохранить жизнь и здоровье, следит за своей внешностью, шутит, печалится, ругается, влюбляется, дружит, заботится, вписывается в иерархию боевого сообщества. И в этой жизни на войне самое страшное это предательство и подлость. Герои не рождаются в одночасье, не вырастают из ничего, на пустом месте.

Это высокое качество появляется, накапливается постепенно, исподволь, и при каком-то стечении обстоятельств вырывается из человека, проявляется в концентрированном чистом виде.

И как выделить какой-то эпизод или событие из своей боевой биографии, которые чем-то особенным отличались от других многих сотен фронтовых дней и ночей. Кому-то событие может показаться и особенным, а дня него, по внутренним ощущениям, было самым рядовым.

В этой мысли отца была своя, осознанная, испытанная, проверенная кровью и потом «окопная» правда боевого офицера, прошедшего войну с первого до последнего дня.

Из различных источников информации я попытался воспроизвести хронологически выстроенные эпизоды «жизни на войне» моего отца.

Нападение фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года лейтенант-артиллерист Михаил Аноприенко встретил вблизи государственной границы у белорусского городка Волковыск. С первых же дней нападения и до конца 1941 года проходила беспрерывная череда ожесточенных боев, отходов, перегруппировок и новых оборонительных боев. Неоднократно приходилось выходить из окружений и в Белоруссии, и под Киевом, и под Харьковом. Особенно был трагичен выход из окружения в декабре 41-го, когда пришлось одну ночь побывать в родном доме и утром уходить с обмороженными ногами на восток. Тогда тяжесть и горечь понимания того, что в оккупации остаются отец, мать, младшие брат и сестра, а он бессилен что-либо изменить, повлекли жесточайший приступ бронхиальной астмы - болезни, преследовавшей его потом всю жизнь. Более полутора лет отец и его семья не имели сведений друг о друге. Позднее отцу стало известно, что в 41 году погиб на фронте старший брат Павел.

К середине 1942 года в Красной Армии произошли качественные изменения: стали формироваться оснащенные новым вооружением и техникой танковые армии и крупные артиллерийские соединения, в том числе отдельные истребительно-противотанковые артиллерийские бригады Резерва Верховного Главного Командования (ОИПТАБр РВГК).

Кадровый офицерский состав бригад формировался из числа боевых офицеров, прошедших огонь первого года войны. Бригады предназначались для ликвидации танковых прорывов противника и придавались нашим танковым соединениям для расчистки плацдармов танковых наступлений. На «окопном» языке артеллиристов-истребителей танков сразу окрестили «смертниками».

Именно с такой бригадой с момента её создания и прошел отец в должности командира артиллерийской батареи свой дальнейший фронтовой путь. Последние выстрелы 20-й отдельной истребительно-противотанковой Сталинградско- Речицкой Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова бригады Резерва Главного Командования прозвучали 2 мая 1945 года в Берлине.

А до этого была оборона Сталинграда. Почти 200 дней непрерывных боёв с танковыми соединениями немцев, рвущихся к Волге. Иногда доходило до 4-х танковых атак на позициях батареи в день. В боях батарея постоянно несла потери бойцов, и зачастую командиру батареи приходилось самому вставать на место наводчика. Танки врага через позиции батареи и через линию обороны бригады так и не прошли. В одном из боев отец был ранен в голову и шею, но остался в строю и из боя не вышел. Во время боев за Сталинград отец вступил в партию, а по завершении Сталинградской битвы был награжден орденом Красного Знамени. Бригада стала именоваться «Сталинградской».

А далее только наступательные бои. Летом 43-го года, когда находились где-то всего в десятке километров от родных мест наконец удалось послать весточку домой и узнать о судьбе родных и близких.

С начала грандиозной Курской битвы бригада, оснащенная мощными пушками, несколько дней сдерживала атаки немецких танковых дивизий, перемалывая невиданные ранее танки «Тигр» и самоходки «Фердинанд». Хорошо описана битва на Курской дуге в романе Анатолия Ананьева «Танки идут ромбом». Ананьев участвовал в боях на Курской битве и далее воевал в составе 20-й бригады и был командиром огневого взвода именно в батарее, которой командовал отец.

После окончании Курской битвы на груди отца появился орден Отечественной войны.

Затем было форсирование Днепра, и был орден Богдана Хмельницкого, и было тяжелое ранение ноги с отправкой в тыловой госпиталь. После леченич, вопреки заключению врачебной комиссии, отец настоял на возращение в действующую армию и именно в свою бригаду, которая была уже в Белоруссии.
И опять судьбе было угодно, чтобы бригада наступала в тех же местах, через которые отец отступал в 41-ом году.

За героическое участие в освобождении белорусского города Речица в ноябре 1943 года бригада стала именоваться «Сталинградско-Речицкая».

В первых числах января 1944 года бригада совместно с 1-ым Донским танковым корпусом вела наступление на город Калинковичи. Из-за лесисто-болотистой местности танки и другие механизированные части могли двигаться только по дорогам. В глубине прорванной вражеской обороны подразделения танкового корпуса были встречены сильным артиллерийским огнём. На пути нашего наступления немцы устроили прочную, хорошо замаскированную засаду. Обойти засаду из-за болот танкисты не могли. Создалась обстановка, грозившая нарушить план проведения всей боевой операции войск на данном участке.

Михаил и Иван Аноприенко. Берлин, 1945 г.
Михаил и Иван Аноприенко.
Берлин, 1945 г.

Рая и Михаил Аноприенко
Рая и Михаил Аноприенко

Уничтожение засады было поручено бригаде, а непосредственное исполнение батарее старшего лейтенанта Аноприенко. Смертельная дуэль орудия батреи и замаскированной самоходки немцев закончилась после тринадцатого нашего выстрела. Вражеская самоходка замолчала, путь для дальнейшего наступления танкового корпуса был расчищен.

В наступлении на Калинковичи были и другие ожесточенные бои, доходившие иногда до рукопашных схваток.

Подобный эпизод «дуэли» и другие бои описаны в романе Ананьева «Версты любви» и повести «Малый заслон».

За бои в Белоруссии отец получил второй орден Красного Знамени.

В составе 1-ого Белорусского фронта бригада освобождала Польшу и в феврале 1945 года вошла в Германию.

В апреле 1945 года подразделения бригады подошли к Гогенцоллерн-каналу в пригороде Берлина. Дальнейшему продвижению войск препятствовали сильно укрепленные позиции противника. Огнем артиллерийской батареи капитана Аноприенко, выдвинутые в боевые порядки пехоты, было уничтожено 2 орудия, 3 пулеметных точки, 1 дзот, подавлен огонь двух артиллерийских и одной минометной батарей. Гогенцоллерн-канал на этом участке был форсирован без потерь.

Берлин. 1-ое мая 1945 года. В старинном с крепостными стенами училище неподалеку от Бранденбургских ворот засело несколько тысяч вооруженных фашистов. Это был очень серьезный очаг сопротивления. Движение наших частей к рейхстагу на этом участке приостановилось.

Подавление немецкого гарнизона было поручено трем артиллерийским батареям бригады. Операция была завершена неожиданно и дерзко. Все орудия батарей одновременно были выдвинуты на открытое пространство на расстояние 100-150 метров от крепости и с ходу открыли непрерывный огонь каждого орудия прямой наводкой по одним и тем же местам. Всё происходило на виду и без прикрытия. Пока фашисты опомнились, в стене крепости зияли громадные бреши. Не выдержав затянувшегося боя, гарнизон уже на рассвете 2 мая выбросил белый флаг.

Командиры трех артиллерийских батарей были представлены к званию Героя Советского Союза. Среди них и мой отец, Аноприенко Михаил Григорьевич. Было ему тогда 26 с половиной лет.

После окончания войны отец продолжал служить в составе советских войск в Германии.

Здесь же, опять судьба, встретил младшего брата Ивана, который после освобождения от немцев родного города был призван в Красную Армию и так же дошел до Берлина.

В августе 1945 года отцу вручили Звезду Героя и он получил отпуск на родину. Во время отпуска познакомился с хорошей девушкой Раей. 19 сентября сыграли свадьбу, а в октябре Михаил и Раиса Аноприенко были уже в Германии, где в 1946 году у них родился сын.

Так закончилась для отца «жизнь на войне», но память о ней не оставляла его до последнего дня.

В своих мыслях о месте подвигу отец был прав. Победа в Великой Отечественной войне была подвигом всего народа и советские люди были подготовлены к подвигу и не победить не могли.

Низкий им поклон и вечная память!
 


Г.М. Аноприенко
 

Главнаяя

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000-2010, Самарская Лука.