Логотип
Подписной индекс:

83218

Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки


  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(846) 335-59-56
(846) 959-69-14

Девочка с персиками

В. Серов. Девочка с персиками
«Девочка с персиками». В.Серов


Александр Дмитриевич Самарин и
Вера Саввишна Мамонтова.
Перед свадьбой


Вера Саввишна Самарина
на Волге


«Портрет Веры Мамонтовой».
В. Васнецов

Усадьба Абрамцево
Усадьба Абрамцево


Церковь Спаса Нерукотворного в Абрамцево

Молодой художник Валентин Серов летом 1887 года возвратился из поездки в Италию. Некоторое время провел в подмосковном Абрамцево Саввы Ивановича Мамонтова. Раньше с 1843 года Абрамцево принадлежало большой дружной семье Аксаковых. Здесь бывали писатели В.А. Жуковский, Н.В. Гоголь, В.А. Соллогуб и другие. Большим другом семьи Аксаковых около сорока лет был Юрий Федорович Самарин, часто навещавший их, и даже рисовавший иллюстрации к книге С.Т. Аксакова «Записки ружейного охотника...»

В 1870 году Абрамцево приобрел известный русский промышленник и меценат Савва Иванович Мамонтов. Как и в аксаковские времена, здесь всегда было многолюдно и хлебосольно. У Мамонтова собирались знаменитые художники: Е.И. Репин, В.И. Васнецов, МЛ. Врубель, М.Л. Нестеров, братья В.Д. и И.Д. Поленовы, К.А. Коровин. Любил бывать здесь Ф.И. Шаляпин.

Валентину Серову жилось и работалось в Абрамцево легко. Однажды, увидев двенадцатилетнюю Веру Мамонтову, сидящую у стола, в комнате, залитой светом солнечного летнего дня, Серов чутко угадал красоту, которая вот-вот раскроется в этой девочке. Он решил написать ее портрет. Вера согласилась позировать. Позже Валентин Александрович вспоминал: «Писал я больше месяца и измучил ее, бедную, до смерти, уж очень хотелось свежести живописи, при полной законченности, вот как у старых мастеров». Задача сложная, однако, молодой художник справился с ней.

Серову удалось создать своеобразный символ юности и красоты, образ счастливой поры человечества.

Уже первые зрители восприняли его произведение не просто как портрет девочки, а как картину. Увидев полотно Серова в 1889 году на 8-й периодической выставке Московского общества любителей художеств, где оно экспонировалось просто как «Портрет В.М.», Игорь Грабарь, в то время молодой человек, делающий первые шаги в искусстве, воскликнул: «Девочка с персиками». И поныне этот портрет воспринимается как картина и во всех каталогах и изданиях аннотируется как «Девочка с персиками».

Образ юной Веруши Мамонтовой привлекал внимание и других художников. Вспомним всем нам хорошо известные картины В. Васнецова «Аленушка», М. Врубеля «Египтянка».

Прошло несколько лет. Вера Мамонтова стала стройной и красивой девушкой. В середине 1890-х годов она познакомилась с Софьей и Анной Самариными. Особенно Вера сошлась с Софьей Дмитриевной, о которой И. Бунин отзывался как о «самой привлекательной девушке Москвы».

Вместе с сестрами Самариными Вера посещала публичные лекции, философские дискуссии, которые тогда были очень модными, музеи, занималась с детьми в городских школах и приютах. Стала бывать в доме Самариных на Поварской. Со свойственной ей живостью и своим обаянием Вера покорила сердце их брата Александра Дмитриевича Самарина, молодого земского начальника Бронницкого уезда Московской губернии. Сын Дмитрия Федоровича Самарина, известного общественного и земского деятеля, публициста, крупного землевладельца в Самарской губернии, Почетного мирового судьи Самарского уезда, Александр окончил историко-филологический факультет Московского университета. Кандидат наук. Предложил ей руку и сердце. Непосредственной и веселой Веруше очень нравился этот деликатный и вежливый молодой человек. Вера ответила согласием на предложение Самарина.

Но неожиданно против женитьбы сына на девушке, хотя и очень богатой, но не из высшего дворянского круга, выступили родители Александра. Категорически против их брака был Дмитрий Федорович, человек строгий в своих убеждениях. Мать Александра Варвара Петровна, рожденная Ермолова, хотя вначале не была в восторге от желания сына жениться на купеческой дочке, не хотела мешать его счастью. Дочь генерал-майора, губернатора и княжны Анны Григорьевны Оболенской, племянница легендарного Алексея Петровича Ермолова, верная жена и друг Дмитрия Федоровича Самарина, заботливая и нежная мать, она считала, что если расскажет избраннице Александра, что среди его родственников были князья. Хованские, Оболенские, Трубецкие, Одоевские, Голицыны, Волконские, писатели Сумароков, Жуковский, Карамзин, Вяземский, Пушкин, Языков, Лев Толстой, Ф. Тютчев, Д. Давыдов, а его тетки и родная сестра Соня, одни из близких подруг Татьяны Львовны Толстой, - фрейлины императорского Двора, то девушка откажется от брака с ее сыном. В фонде Самариных сохранилось по этому поводу несколько писем Варвары Петровны и к Александру, и к Вере Мамонтовой.

2-го декабря 1901 года Дмитрий Федорович скоропостижно скончался. По истечении года после его смерти, Варвара Петровна именем покойного мужа и своим благословила сына на брак с Верой Мамонтовой. Александр Дмитриевич сразу же выехал в Италию, где Мамонтовы проводили зиму в Риме, и объявил о благословении матери. Их счастью радовались многочисленные друзья. В.М. Васнецов по этому поводу написал матери Веры Елизавете Григорьевне: «<...> Исполнилось заветное сердечное желание Верушки, достойной истинного полного счастья. Встретить человека по сердцу, отвечающего душевному идеалу, в жизни так трудно и не всякому дано. Радуюся за них обоих».

Венчание состоялось 26 января 1903 года в Москве на Поварской в церкви Бориса и Глеба - приходе Самариных.

В фонде НИОР РГБ хранится свидетельство о браке А.Д. Самарина и В.С. Мамонтовой.

Их семейная жизнь сложилась счастливо. В апреле 1904 года у Самариных появился первенец, назвали его в честь Юрия Федоровича - Юрием. Варвара Петровна успела подержать его на руках. Свекровь не только не мешала счастью сына, но и искренне полюбила его жену. В семье Самариных очень тепло и нежно относились к Вере Саввишне.

В августе 1905 года в семье Самариных родилась дочь Елизавета, а в мае 1907 года появился второй сын - Сергей. В Абрамцеве и в московском доме Самариных по-прежнему было уютно и многолюдно. Александр Дмитриевич на несколько сроков избирался предводителем дворянства Богородского уезда Московской губернии. В свободное время занимался музыкой. Приезжал с Верой Саввишной на Волгу в имение Самариных.

Ее брат поэт, журналист Сергей Саввич Мамонтов, совершая летом 1907 года поездку по Волге, останавливался в Спасском у Сергея Дмитриевича Самарина, о чем потом с увлечением рассказывал своим племянникам Юрию и Лизе.

Софья Дмитриевна свои летние отпуска, как правило, проводила в Васильевском на Волге. Вера Саввишна часто писала ей о московских и петербургских новостях, о заботах своего мужа и, конечно, о своих детях. Так, в июне 1907 года Вера.писала: «Саша поедет в Васильевское дня на четыре, а оттуда сейчас же в Кисловодск на лечение, на все остальное время отпуска».

Свои первые письма посылали тёте Соне дети Веры Саввишны. Племянник Юра (Григорий) писал из Абрамцево: «У нас гостит тетя Катя. Мы видим в окно, тетя Катя и Лиза у избушки на доске сидят, а в избушке Наташа Кончаловская. Тетя Катя с Лизой о чем-то разговаривают. Сережа умеет петь: «Вот идет Петруша».

27 декабря 1907 года семья Самариных понесла невосполнимую утрату: проболев три дня воспалением легких - умерла Вера Саввишна, любимая жена и нежная заботливая мать. Совершилось это в Москве, в доме Самариных на Поварской. Вся семья ехала на Рождественские праздники в Абрамцево и проездом остановились в Москве. Как вихрь налетела болезнь и смерть. Ей было всего лишь 32 года. Похоронили Веру Саввишну в Абрамцево, где молодой художник Валентин Серов создал одно из выдающихся произведений русской живописи «Девочку с персиками». С тех пор все материнские обязанности и заботы о детях Веры Савишны приняла на себя её сестра Александра Саввишна и проявила удивительную, понастоящему материнскую любовь к детям.

Непросто сложилась дальнейшая судьба Александра Дмитриевича Самарина. Он всегда помнил «счастливую, солнечную и радостную страницу» в своей жизни. В его кабинете, над письменным столом, всегда висел портрет жены, работы В.М. Васнецова, находящийся в настоящее время в музее «Абрамцево».

До 1915 года семь лет он был предводителем дворянства Московской губернии. С 1915 года обер-прокурор Светлейшего Синода. Во время Первой мировой войны - главноуполномоченный Российского Красного Креста. В РГБ хранится рукопись его брата Петра Дмитриевича Самарина (1861-1916), в которой он описывает поездку Александра Дмитриевича в Ставку Николая II в Барановичи (19-21 июля 1915 года) и его попытку в беседе с императором разоблачить Григория Распутина. До 1917 года А.Д. Самарин был Почетным мировым судьей Самарского уезда. Неоднократно с детьми бывал на Волге, им очень нравился дом-дворец, построенный их дедом в Спасском, большая библиотека и, конечно, необъятные волжские просторы. Летом 1917 года в Москве не было митрополита: старец митрополит Макарий был уволен на покой в марте 1917 года Святейшим Синодом по настоянию обер-прокурора В. Н. Львова, назначенного Временным правительством. Теперь, при новых условиях, без Синода, надлежало избрать митрополита. Предсоборным совещанием решено было назначить выборы Московского митрополита, предварительно проведя подготовительную работу по выдвижению кандидатов. Из двух намеченных кандидатов - один архиепископ Виленский Тихон, а второй - не архиерей и даже не священник, а мирянин Александр Самарин. Выбирала кандидатов Москва и Московская епархия. Выборы происходили в храме Христа Спасителя. С отрывом в несколько голосов выиграл архиепископ Тихон, позднее в том же 1917 году избранный Патриархом всея Руси.

В январе 1918 года А.Д. Самарин был избран в Совет объединенных приходов, в последствии был председателем этого Совета. 15 марта Самарин возглавлял делегацию священнослужителей в Совет Народных Комиссаров, представившую декларацию против декретов советской власти, провозгласивших свободу совести и вероисповедания, отделение церкви от государства. 29 августа 1919 года он был арестован в связи с делом Совета объединенных приходов г. Москвы, которое рассматривалось губернским революционным трибуналом с 11 по 16 августа 1920 года. Приговорен к заключению... «до окончательной победы рабоче-крестьянской власти». В 1921 году А.Д. Самарин был освобожден по амнистии.

Часто бывая в Абрамцево, посещал могилы дорогих ему Веры Саввишны и малолетнего сына Сергея, умершего 19 января 1913 года и похороненного у церкви, рядом с могилой матери, Александр Дмитриевич помогал создавать музей «Абрамцево».

25 июня 1923 года он присутствовал в Абрамцево на свадьбе молодого талантливого писателя Леонида Леонова с дочерью известного издателя М.В. Сабашникова -Татьяной.

В 1926-1927 г.г. он находился в ссылке в Якутске. Умер А.Д. Самарин в Костроме 30 января 1932 г.

Его сын Юрий (Георгий) Александрович Самарин (1904-1965), автор глубокого исследования «О художественных особенностях русской гимнографии». В НИОР РГБ хранятся его интересные воспоминания «Великие силуэты», в которых он рассказывает о своем деде С.И. Мамонтове и его окружении, а также о встречах с В.Васнецовым, Есениным и Маяковским. Доброй и нежной спутницей ему была жена, рожденная княжна Екатерина Петровна Раевская.

Долгую и непростую жизнь прожила дочь Веры Саввишны и Александра Дмитриевича Самариных - Елизавета. После окончания школы Елизавета Александровна поехала к ссыльному отцу в Якутию. Замуж она вышла за художника Николая Сергеевича Чернышева. Работа Н.С. Чернышева икона Божией Матери «Державная», находится в храме Ильи-пророка на Остоженке в Москве.

В 1945 году сын друга ее отца художника Василия Дмитриевича Поленова Дмитрий Васильевич пригласил Елизавету Александровну на работу в дом-музей В.Н. Поленова. Вначале занималась бухгалтерским учетом, затем многие годы была главным хранителем фондов в музее. Ею были систематизированы коллекции музея, в 1964 году составлен каталог. С детства хорошо знавшая семью художника В.Д. Поленова Елизавета Александровна водила экскурсии, часто замещала директора, ездила в районный и областные центры для решения административных дел. В сентябре 2005 года в связи со столетием со дня рождения Е.А. Чернышевой-Самариной в музее В.Д. Поленова была открыта выставка: «Мамонтовы и Поленовы: две семьи - одна судьба».

Ее сыновья Николай и Сергей поддерживают связь с самарцами. Несколько лет тому назад в Самаре и Приволжье (бывшее Васильевское) побывал доктор геолого-минералогических наук Сергей Николаевич Чернышев, внук Веры Саввишны и Александра Дмитриевича Самариных.

Картина-портрет «Девочка с персиками» экспонируется в Третьяковской галерее. Ее копия, тех же размеров, находится в историко-художественном и литературном музее-заповеднике «Абрамцево».

Подробнее об истории рода Самариных, их близких и дальних родственниках, друзьях и знакомых см.: Поддубная Р.П. Самарины. Страницы жизни. Самара. 2008.


Поддубная Р.П., к.ист.н.

Примечания

С.И. Мамонтов,
худ. И. Репин

Савва Иванович Мамонтов родился в 1841 году в далеком зауральском городке Ялуторовске Тобольской губернии, в котором жили когда-то ссыльные декабристы. В семье Мамонтовых Савва был четвертым сыном.

В 1840 г. Мамонтовы переезжают в Москву. Иван Федорович прошел путь от провинциального купца к верхушке московского предпринимательства, и в 1853 был возведен в потомственное почетное гражданство.

Отец Саввы получил концессию на строительство железной дороги из Москвы в Сергиевский Посад, куда местная достопримечательность - Троице-Сергиева лавра, привлекала немало паломников со всей России.

Савва с детства знал французский и немецкий языки, много занимался дома, учился на юридическом факультете Московского университета. Отец определил его на учебу в Институт корпуса гражданских инженеров (Горный корпус) в Санкт-Петербурге.

А в свободное от учебы время Савва начал посещать драмкружок. Он выступал в роли Кудряша в «Грозе», а роль Дикого исполнял сам автор - А.Н. Островский. Иван Федорович видя интерес Саввы к сцене, отослал его в Персию - учиться торговать.

После Персии Савва отправился в Италию - изучать основы шелководства, практическую коммерцию и европейские методы торговли.

Однако, в Италии Савва неожиданно... запел. У него оказался прекрасный оперный голос. После занятий с местными преподавателями получил приглашение одного из миланских театров дебютировать в двух басовых партиях в операх «Норма» Беллини и «Лукреция Борджиа».

Отец срочно отозвал его домой. Вернувшись в Москву, Савва снял здание на Ильинке и открыл собственное дело - торговлю итальянским шелком.

В 1865 году Иван Федорович благословил сына на брак с дочерью купца первой гильдии Лизой Сапожниковой и подарил молодоженам дом на Садово-Спасской. Тогда еще никто не подозревал, что вскоре этот дом станет одним из центров художественной жизни России.

Через несколько лет Савва Иванович вновь уехал в Италию - в Рим, где на этот раз раскрылся другой его талант. Скульптор Марк Антокольский, с которым Мамонтов познакомился в Риме, так отозвался в письме к критику Стасову о необычном купце: «Он один из самых прелестных людей с артистической натурой... Приехавши в Рим, он начал лепить - успех оказался необыкновенный!.. Вот вам и новый скульптор!!! Надо сказать, что, если он будет продолжать, и займется искусством свободно хоть годик, то надежды на него очень большие». Савва Мамонтов не мог оставить дела и заняться лишь скульптурой, но интерес к ней он пронес через всю жизнь.

Вернувшись на родину, Савва Мамонтов познакомился со многими талантливыми художниками, и вскоре, в его особняке на Садово-Спасской, и в подмосковном поместье Абрамцево возник, по словам В.М. Васнецова, «неугасавший художественный очаг».

Мамонтов в Абрамцево построил обширную мастерскую, где работали Репин, Серов, Врубель, Коровин, Нестеров, Поленов, Антокольский, Васнецов.

Савва Иванович имел поистине уникальную черту характера: трудясь сам, занимаясь лепкой, майоликой или постановкой домашних спектаклей, к которым он писал тексты и в прозе, и в стихах, Мамонтов имел, по словам В. Васнецова, «способность возбуждать и создавать кругом себя энтузиазм»... Как вспоминал И. Грабарь: «Мамонтов казался рядом с уравновешенным, мудрым и холодным Третьяковым каким-то неистовым искателем юных дарований».

В общении с художниками Мамонтов выступал на равных, был для них свой, коллега, а вовсе не богатый барин, который балуется искусством. Это и легло в основу «феномена Мамонтова» в русской истории. Савва Мамонтов не был ни меценатом, ни коллекционером, ни «другом русской культуры». Он был Художник и Предприниматель в одном лице, поэтому его и не понимали до конца ни те, ни другие.

Строительством железных дорог Савва Мамонтов всерьез занялся в 1869 году, став в 28 лет, после смерти отца, председателем Общества Московско-Ярославской железной дороги.

Наследник контрольного пакета акций имел право единолично принимать решения.

Первым решением нового хозяина дороги было - тянуть дорогу дальше, от Ярославля до Костромы. Он решил убедить власти в необходимости прокладывать железную дорогу дальше - на Север, и открыл павильон на Всероссийской выставке в 1896 году, приуроченной к коронации Николая II. Среди художественных экспонатов Савва Иванович выставил два панно работы Врубеля - «Микула Селянинович» и «Принцесса Греза». Комиссия Академии художеств, принимавшая выставку, единогласно постановила убрать их из павильона искусств: работы Врубеля не соответствовали представлениям академиков о декоративной и монументальной живописи.

Савва Иванович заплатил Врубелю стоимость панно и построил Северный павильон за пределами территории выставки, а на фасаде написал: «Выставка декоративных панно художника М.А. Врубеля, забракованная жюри императорской Академии художеств». Вход был свободный, и публика шла нескончаемым потоком, дивясь необычным картинам. Специально для гостей выставки пел приглашенный Мамонтовым молодой Шаляпин, еще неизвестный, начинающий двадцатитрехлетний певец.

После выставки, вместе с С. Витте, Савва Иванович поехал в Мурманский край для осмотра вероятной трассы дороги и поиска дополнительных аргументов в пользу ее прокладки. Когда экспедиция вернулась в Петербург, эти доводы были, наконец, услышаны. Последовало высочайшее решение: дорогу сначала до Архангельска, а потом и до незамерзающей Екатерининской гавани - строить! И строить ее будет Савва Мамонтов. Путешествуя по Северу и решая деловые вопросы, он был потрясен неповторимой красотой этого края, о которой в Центральной России не имели и понятия, а местные жители ее попросту не замечали, не ценили.

По приезде в Москву Мамонтов решил воплотить свой давний замысел - украсить вокзалы Северной дороги живописью русских художников - пусть люди учатся видеть красоту, пусть они, хотя бы на вокзалах, познакомятся с настоящим искусством. Для этого он отправил в поездку по Двине своих друзей - художников Коровина и Серова, и они вернулись из этой «командировки» с целым собранием полотен - картин северной природы, которые имели огромный успех на Периодической художественной выставке. Успех был столь велик, что до вокзалов эти работы так и не дошли: почти все они находятся сейчас в Третьяковской галерее и в Русском музее.

Идеей открытия художественных выставок на железнодорожных вокзалах Мамонтов увлек и В. Васнецова. Верный своему принципу собирать вокруг себя не картины, но таланты, Савва Иванович приободрил молодого мастера, переживавшего кризис из-за разрыва с передвижниками, и заказал ему работы для другой своей дороги, Донецко-Мариупольской.

Савва Иванович начал строительство Московской окружной дороги, создал Московский вагоностроительный завод, занимался добычей руды и производством чугуна. Грандиозный экономический проект: мощный конгломерат промышленных и транспортных предприятий, чтобы наладить производство локомотивов в России и сломать, наконец, монополию инофирм на поставки паровозов в страну.

Он приступил к реконструкции взятого у казны Невского судостроительного и механического завода в Санкт-Петербурге, приобрел Николаевский металлургический завод в Иркутской губернии. Эти предприятия должны были обеспечить транспортными средствами Московско-Ярославско-Архангельскую железную дорогу, и продолжить ее строительство, что позволило бы энергичнее осваивать Север.

И параллельно с этим Савва Великолепный (так называли его друзья-художники, по аналогии с Лоренцо Великолепным, герцогом-меценатом эпохи Возрождения) решил создать... первый в России частный оперный театр.

Недоумение и шум снова были огромные. Многие считали: блажь, захотел барин свой «балет» завести... Общему хору вторила и театральная критика. В год дебюта театра - в 1885 году - газета «Театр и жизнь» возмущалась, что за дело организации оперного театра «берутся люди, вряд ли знающие столь тонкое дело, как оперная постановка... Словом, все это сплошное любительство», - клеймил рецензент мамонтовскую затею.

Конечно, знания оперной школы и режиссерской подготовки у Мамонтова не было. Основу его труппы составили молодые голоса, не имевшие имени в оперном мире. Но у Саввы Ивановича было главное - безукоризненный художественный вкус, развитый до степени подсознательного чутья, интуиции. И этот вкус подсказал Мамонтову, что время старого оперного театра кончилось, что он себя изжил.

Считая, что театр - это «коллективный художник», Мамонтов окружил себя талантливыми людьми, которые помогали ему в задуманном деле. Первыми помощниками стали неизменные члены Абрамцевского кружка - Виктор Васнецов и Василий Поленов. Поленов привлек к исполнению декораций своих молодых учеников - Исаака Левитана и Константина Коровина.

А еще Савва Иванович Мамонтов подарил миру Шаляпина! До этого малоизвестный начинающий певец был связан жестким контрактом с Императорским театром. Мамонтов, разглядевший в юноше необычайный талант, убедил его разорвать контракт, заплатил огромную неустойку и сразу поставил певца на первые роли в своем театре. Здесь, в обстановке всеобщего доверия и подлинного творчества, Шаляпин почувствовал, «будто цепи спали с души моей».. Он позже вспоминал, что именно тогда, у Саввы, понял: математическая верность в музыке и самый лучший голос мертвы до тех пор, пока математика и звук не одухотворены чувством и воображением.

Фактически Мамонтов разработал и применил то, что впоследствии назовут «методом Станиславского». Сам К.С. Станиславский ясно представлял, кто его учитель, и очень уважал его. И в театре Мамонтов добился своего, хотя и пришлось ему работать в своей опере «всем». Как вспоминали коллеги, он режиссировал, дирижировал, ставил голос артистам, делал декорации. Савва Великолепный работал буквально как «человек-оркестр».

В 1897 году Михаил Врубель написал портрет Саввы Ивановича, вызвавший у Мамонтова и близких ему людей неожиданное и ничем не подкрепленное ощущение предстоящей беды. Впоследствии это врубелевское полотно, полное необъяснимой тревоги, стало расцениваться как пророчество, откровение судьбы, предъявленное миру гением.

11 сентября 1899 года Мамонтов был арестован. Его обвинили в том, что с помощью целой системы авансов, под заказы подотчетных сумм, а также растрат и подлогов, он перевел из средств правления Московско-Ярославской железной дороги в Невский Механический завод, а оттуда в собственное распоряжение, свыше 10 млн рублей.

Кредиторы предъявили к взысканию долговые обязательства и потребовали продажи дома на Садово-Спасской со всеми художественными ценностями. Верна пословица «друзья познаются в беде», друзей у Саввы Ивановича оказалось немало. Одни хлопотали по его делу, другие старались просто поддержать в трудную минуту жизни.

К середине 1900 года следствие установило, что недостающие суммы Мамонтовым присвоены не были. Когда присяжные вынесли вердикт «не виновен», «Зал, - как позднее вспоминал Станиславский, - дрогнул от рукоплесканий. Мамонтов поселился в доме на Бутырской заставе, купленном на имя дочери, и организовал там свою керамическую мастерскую, которая вскоре превратилась в небольшой керамический завод. И хотя изделия не приносили большой прибыли, они завоевывали множество призов на международных и отечественных выставках.

Савва Иванович Мамонтов дожил до весны 1918 года. Похоронили его в Абрамцевской церкви.


В. Серов

Валентин Серов родился 7 (19) января 1865 года в Петербурге, в семье композитора Александра Николаевича Серова и пианистки Валентины Семёновны Бергман.

С 1871 года Бергман с сыном живёт в Мюнхене, а с 1874 года — в Париже. С 1878 по 1879 год в Москве брал уроки рисунка и живописи у И. Е. Репина, в семье которого жил в 1879 году. Серов бывал с Репиным в доме Мамонтовых на Садовой-Спасской улице и в Абрамцево, участвовал в их домашних спектаклях. В 1880 году поступил в Императорскую Академию Художеств. Здесь его главным наставником был П. П. Чистяков. Получив от Академии малую серебряную медаль за этюд с натуры, оставил это заведение в 1884 году и с того времени начал работать самостоятельно, всё более и совершенствуясь в живописи, преимущественно портретной. В 1884 году в Абрамцеве создал одно из первых своих значительных произведений — портрет Л. А. Мамонтовой (Новгородский государственный объединённый музей-заповедник). В 1888 году написал знаменитый портрет В. С. Мамонтовой («Девочка с персиками»; Третьяковская галерея).С 1894 года Серов состоял членом Товарищества передвижных художественных выставок. С 1897 года преподавал в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Его учениками были П. В. Кузнецов, Н. Н. Сапунов, М. С. Сарьян, К. С. Петров-Водкин, Н. П. Ульянов, К. Ф. Юон.Скончался Серов 22 ноября (5 декабря) 1911 года в Москве. Похоронен на Донском кладбище в Москве. Позднее останки перенесены на Новодевичье кладбище.

 


Дмитрий Федорович Самарин

Дмитрий Федорович Самарин (1831 - 1901), был младшим братом славянофила Юрия Федоровича Самарина. Высшее образование получил в Московском университете.

Дмитрий Федорович рос младшим сыном в многочисленной семье и сам впоследствии стал строгим и разумным отцом, безукоризненно вел семью; занимался большой работой по изданию трудов своего старшего брата Юрия Федоровича, по которым составил ряд обширных предисловий; долго состоял гласным Московского земства; сотрудничал в изданиях Ивана Аксакова и в «Московских ведомостях». В конце 1850-х выступил со своими статьями в защиту славянофильства и дворянских интересов в «Московских ведомостях», «Парусе» и «Молве», сотрудничал в «Дне», «Современных известиях», «Руси», «Москве», «Современной летописи». Из его статей более выделяются: «Барон Шульц фон-Ашероден и доктор Меркль» (в «Сельском благоустройстве» Кошелева), относящаяся к освобождению крестьян в Лифляндии, «Уставная грамота и оброчная подать» (в «Дне» И. Аксакова), «Передел общинных полей» (в «Современных известиях», 1873), «Приход церквей» (в «Москве», 1864), ряд статей об общинном землевладении в «Современной летописи», ряд статей о выкупных платежах в «Руси» в 1881 и др. Отдельно издал книгу «Поборник вселенской правды» (СПб., 1890), где полемизировал с В. Соловьевым. Участвовал, как гласный, в деятельности московского земства.

 


Составила Колмычкова Е.

 

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 20000-2010, Самарская Лука.