Логотип
Подписной индекс:

83218

Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки


  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(846) 335-59-56
(846) 959-69-14

Голод в Поволжье
Помощь иностранных и отечественных благотворительных организаций голодающему Поволжью в 1921-1922 г.г.  

Голод 1921-1922 годов - одна из наиболее драматичных страниц в истории Самарской губернии и в целом в истории страны. Понесенные Россией людские потери были сопоставимы с количеством жертв первой мировой войны.

1920 год в Поволжье был неурожайным. Было собрано 20 млн. пудов зерна против 146,4 млн. пудов в 1913 году [1]. Вследствие чего посевные площади по сравнению с предыдущим годом сократились на 47,1% [2]. Крестьяне, в связи с этим, старались засеять все свои оставшиеся запасы, надеясь поправить свое продовольственное положение. Однако весна 1921 года оказалась засушливой. Особенно сильно была поражена засухой Самарская губерния, где уже в конце мая погибли озимые хлеба, а яровые стали желтеть и засыхать. Отсутствие дождей и появление кобылки, поедавшей остатки уцелевших хлебов, послужили причиной гибели в конце июня, начале июля, всех посевов. Наступало страшное бедствие - голод.

«В этом году урожай зерновых обещает быть ниже среднего уровня десяти последних лет»,— такими словами 2 июля 1921 года в газете «Правда» в первый раз, на последней полосе, в коротенькой заметке было упомянуто об обострении проблемы продовольствия. А 12 июля в обращении Президиума ВЦИК «Ко всем гражданам РСФСР», подписанным председателем ВЦИК М. Калининым, признавалось, что «во многих районах засуха этого года уничтожила посевы» [3]. Некоторые уезды (Пугачевский, Бузулукский, Балаковский, Мелекесский и другие) не получили урожая вообще. В других же уездах урожай был очень скуден, сбор урожая повсеместно закончился уже в начале августа. Наиболее всего пострадали южные и северо-западные уезды и волости.

Урожай в Самарской губернии не превышал 2,7 млн. пудов [4] и зерна хватило лишь на 1,5-2 месяца, крестьянство искало способ прокормить себя до весны и продавало свой «мертвый» инвентарь, хозяйства. Некоторые заготавливали суррогаты (наиболее полезные из произрастающих у нас суррогатов - это сусак и желудь), другие пытались покинуть нашу губернию. Положение осложнялось тем, что Самарская губерния находилась посреди других голодных губерний.

Советское правительство и Центральный комитет партии разработали ряд мероприятий, направленных на борьбу с продовольственным кризисом. Постановлениями ВЦИК был снят налог с посевных площадей Нижнего и Среднего Поволжья, созданы центральная и местная комиссии помощи голодающим. К Самарской губернии были прикреплены для товарообмена Тульская, Калужская губернии и Западная Сибирь. Совнарком и Центрсоюз создали фонд промышленных товаров для обмена их в этих губерниях на хлеб.

С 10 сентября 1921 года в Самарской губернии неоднократно проводилась «Неделя помощи голодающему ребенку». Но эти меры не остановили голод, который унес жизни миллионов людей (по некоторым оценкам погибло более 5 млн. чел.). Трагедия могла приобрести еще более устрашающие размеры, если бы не помощь иностранных и российских общественных организаций.

Помощь иностранных общественных организаций

В условиях надвигающегося голода произошла активизация общественных организаций, деятельность которых была ранее насильственно свернута. В июне 1921 г. проходивший в Москве Всероссийский съезд по опытному сельскохозяйственному делу постановил направить делегацию в Кремль с требованием обеспечить участие ученых в составлении планов борьбы с голодом. В июле последовало беспрецедентное разрешение Кремлем деятельности беспартийного Всероссийского комитета помощи голодающим (Помгол) под председательством В.Г. Короленко. Комитет получил право: приобретения продовольствия за рубежом, денежных сборов среди населения, распределения средств среди голодающих. Создавались филиалы за рубежом среди эмиграции. В США туда вошли С. Рахманинов, Н. Рерих и др. Активизировалась позиция церкви. Инициатива борьбы с голодом переходила в руки общественности.

В первую декаду июля 1921 г. с призывом к миру о помощи выступили Патриарх Всея Руси Тихон и русский писатель Максим Горький. Патриарх Тихон опубликовал послание «Воззвание Патриарха Московского и Всея Руси Тихона о помощи голодающим», которое было прочитано всенародно в храме Христа Спасителя. За ним последовали обращения к папе Римскому, к архиепископу Кентерберийскому, к американскому епископу с просьбой о скорой помощи голодающему Поволжью - «Помогите стране, помогавшей всегда другим! Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода». Обращение пролетарского писателя Максима Горького «Ко всем честным людям» было опубликовано на Западе в конце июля и имело большой международный резонанс.

Идеологические и политические разногласия, отсутствие нормальных дипломатических отношений с Россией сделало практически невозможным оказание западными державами официальной государственной помощи. Поэтому, реально оценив сложившуюся ситуацию, правительство РСФСР обратилось к иностранному пролетариату Западных государств, к отечественным общественным организациям и частным лицам. Вследствие чего, основная тяжесть этой работы легла именно на них. При правительстве РСФСР была введена специальная должность уполномоченного представителя при всех заграничных организациях помощи голодающим Самарской губернии. Этим представителем стал М. М. Карклин.

Прежде, чем оказать существенную помощь, Западные Государства сочли нужным изучить степень нуждаемости населения, высылая к нам целый ряд журналистов, а также представителей различных общественных организаций.

И только религиозное Общество «Друзей квакеров» приступило к борьбе с голодом без всякой рекламы и агитации, прислав в Самару своего представителя, в лице мисс Анни Стронг, с несколькими вагонами продовольствия для немедленного оказания помощи голодным детям. Оно начало свою работу на вокзале г. Самары без всяких «аппаратов» и заверенных списков. В дальнейшем эта организация работала в Бузулукском уезде [5]. Общество «Друзей квакеров», объединяло в себе две секции: английскую и американскую. В отличие от других иностранных организаций оно с самого начала сотрудничало с Советской властью.

Фритьоф НансенВ 1921 году Женевская конференция Международного Красного Креста, обсуждавшая вопрос об оказании помощи голодающим в России, предложила известному полярному исследователю, норвежцу Фритьофу Нансену взять на себя руководство кампанией по оказанию помощи и создала комитет «Помощь Нансена». Он был одним из немногих общественных деятелей Запада, кто лояльно относился к большевистской России.

Осенью 1921 года Фритьоф Нансен совершил поездку в Самарскую губернию, где масштабы голода резко возросли. Очевидцев тех голодных лет не осталось, но память людская хранит, как тогда, в страшные голодные годы в полуопустевшие дома поволжских городов и деревень заходил какой-то иностранец. Не поднимавшие от слабости голов старики смотрели на него безразлично, а дети хватали за руки, плакали: «Дядя, дай хлеба». Он сам плакал, плакал от бессилия помочь каждому. И делал все, что было в его силах.

Его призыв был услышан, и голодающему Поволжью была оказана широкомасштабная помощь. Международная организация помощи группы доктора Фритьофа Нансена снабжала продовольствием волости: Старо-Буянскую, Тростянскую, Больше-Каменскую, Кобельминскую, Богдановскую и многие другие. Нансеновская миссия собрала 40 млн. швейцарских франков и оборудовала 900 пунктов по оказанию помощи голодающим в 280 деревнях и селах [6].

В 1922 году Нансену была присуждена Нобелевская премия мира - за его заслуги в деле репатриации военнопленных и беженцев из России (эта благородная акция была совершена Нансеном в годы гражданской войны) и за оказание помощи голодающим российским крестьянам. Вся премия 122 тыс. крон и такая же сумма, добавленная издателем К. Эриксеном, пошли на создание двух показательных хозяйств в Поволжье и на Украине, часть - на нужды греков - переселенцев, обосновавшихся в Западной Фракии, а остаток был положен в банк на случай экстренной помощи беженцам какой - либо другой страны.

Многие жители Поволжья на всю жизнь запомнили нансеновские детские дома, столовые и медицинские пункты. Фритьоф Нансен и его миссия спасли от голодной смерти сотни тысяч людей. Благородная деятельность Фритьофа Нансена по оказанию помощи России в 1921 - 1922 годах снискала любовь и уважение со стороны простых людей.

Во главе организации этой помощи встала неофициальная добровольная американская благотворительная организация, именуемая Американская Администрация помощи (А.Р.А), под председательством Герберта Гувера. Эта организация работала давно. Россия являлась четырнадцатой страной, где А.Р.А. кормила детей на средства, собираемые среди своего народа.

Подписание соглашения между советским правительством и АРА состоялось 20 августа 1921 г. в Риге. В нем отразились, с одной стороны, крайняя необходимость в помощи и подозрительность советского руководства, а с другой - глубокое недоверие Гувера к противоположной стороне Согласно договору, АРА доставляла грузы из Америки в российские порты, распространяла продовольствие и другую помощь. Советские власти брали на себя расходы, связанные с внутренней транспортировкой, складированием, помещениями для АРА, связь, оплату местному персоналу. По договору, АРА получала право самостоятельно подбирать необходимый для работы служебный персонал из местного населения. Первоначальное понимание обстановки, сложившейся у АРА, сводилось к тому, чтобы помогать крупным городам, но в дальнейшем столовые стали организовываться и в сельской местности. Предполагалось, что продовольственная помощь со стороны АРА будет оказываться исключительно детям, а также беременным женщинам и кормящим матерям. Таковы были условия Рижского договора. Акцент на питании детей отразился в термине РАКПД - «Российско-американские комитеты помощи детям». Американская Администрация помощи прислала своих представителей в Самару в конце сентября 1921 года в лице: Шафрота, Хофстра, Грега, Голдера, которым было поручено организовать технический аппарат в Губернском и Уездных центрах по распределению питания. Все прочее, как то: помещения для столовых, оборудование их необходимым инвентарем, склады для продуктов, охрана этих складов, перевозка продуктов, топливо и др. - все это должно было быть предоставлено местным сельским Советам [7]. В деревнях были созданы Комитеты по детскому питанию. Им же было поручено организовать питание и взрослых. Практически АРА кормила через свою систему столовых около 300 тысяч человек детей и 600 тысяч взрослых [8]. Для 199 детских учреждений выдавалось дополнительное питание [9]. Были организованы столовые для беженцев. Производилась выдача продовольственных пайков больницам Губздрава, в больницы постоянно поступали медикаменты, перевязочный материал и белье.

Согласно правилам, установленным АРА, пищу в столовых могли получать дети в возрасте до 14 лет, прошедшие медицинское обследование (там, где это было возможно) и признанные голодающими. Каждый ребенок, прикрепленный к столовой АРА, имел входную карточку (Admission Ticket), на которой делались специальные пометки о посещении столовой. Горячий обед выдавался в строго определенное время. Порция должна была быть съедена в столовой, и уносить ее домой не разрешалось. Зимой 1921 года питание было организовано и для взрослых. 30 декабря 1921 года в Лондоне нарком внешней торговли Л.Б. Красин от имени правительства РСФСР подписал соглашение с АРА о питании взрослого голодающего населения. Информация о новых соглашениях по оказанию помощи голодающим была доведена до мест. 11 января 1922 года Совет Труда и Обороны РСФСР принял постановление, обязывавшее ВСНХ, Наркомпрод и Наркомфин «обеспечить полностью перевозки американского хлеба всем необходимым». Шведский Красный крест прибыл в Россию и начал работу в Самаре в декабре 1921 года. Уполномоченным Шведского Красного Креста стал Э.Экстранд. Первое время горожанам выдавалось 8 тыс. порций еды (каждая порция составляла около 1330 калорий) [10]. В январе 1922 года Шведский Красный Крест увеличил район своей деятельности, охватив Самарский уезд и часть Пугачевского уезда. Были организованы кухни и пункты питания в 94 местах. Количество выдаваемых порций ежемесячно возрастало. Так, в апреле оно составляло 1млн. 500 тыс. порций, в июле - 1млн. 800тыс. порций. Кроме непосредственной выдачи питания голодному населению, ежемесячно получали продукты от Шведского Красного Креста для персонала и пациентов Городской больницы №2, санатория Райкультвода на 90 человек, горздрава на 30 человек детей, для туберкулезного санатория на 25 человек детей, детскому дому и детской больнице в Красном Яре на 460 человек детей, детским домам: в Большой Каменке, Старом Буяне, Дубовом Умете, Сухой Вязовке - на 750 человек детей [12]. Существенной была и помощь Датского Общества Красного Креста - 723 тыс. 109 крон, из них от газеты «Политикен» - 126 тыс. крон и 100 тыс. крон из государственных средств [13].

Английские организации внесли 472 тыс. фунтов стерлингов. Редактор газеты «Манчестер Гардиан», друг Ф. Нансена, доктор Скотт прислала 20 тыс. фунтов стерлингов.

Нидерланды послали 7 тыс. тонн продовольствия и медикаментов. Франция собрала 6 млн. франков, итальянские социалисты 2,5 млн. лир. Глава Святого Престола - Папа Римский пожертвовал 1 млн. лир, Еврейские общины - 500 тыс. долларов, которые пошли на покупку медикаментов [14].

Мартин Андерсен-НексеГолодающим Поволжья помогали трудящиеся разных стран. Эта помощь шла через организацию Межрабпом - Международная рабочая помощь. Один из ее основателей, известный датский писатель Мартин Андерсен Нексе взял шефство над самарским детским домом № 1 (ул. Галактионовская, 21). В течение двух лет писатель оказывал детскому дому значительную помощь — закупал для детей обувь, одежду и пр., переписывался с детьми. Побывав в декабре 1922 г. в Самаре, Андерсен-Нексе посетил подшефный детский дом.

Прибыл он не с пустыми руками. Перед отъездом в Самару Нексе внес в московское отделение Межрабпом весь свой авторский гонорар за книги, изданные в России - 113600 рублей. Часть этих денег предназначалась для закупки 50 пар обуви воспитанникам детского дома. Писатель не знал тогда, что число сирот в Самаре росло столь стремительно, что ко дню его приезда в детдоме жило уже не 50, а 65 ребятишек. Гость очень огорчился, что не смог обуть всех детей. Но он с удовольствием поиграл с ними и обещал, что будет переписываться. Свои письма он обычно подписывал так: «Ваш папа Нексе». Уже через несколько дней после отъезда из Самары писатель внес в кассу Межрабпома еще 115 тысяч рублей. В квитанции указывалось, что деньги предназначаются детскому дому № 1 для покупки 15 пар валенок, а также спортивных костюмчиков и разных поделочных материалов для внешкольной работы. Бывшие воспитанники детского дома имени Мартина Нексе всю свою жизнь с благодарностью вспоминали бескорыстную помощь.

Пожертвования шли от рабочих разных стран. Так союз итальянских моряков пожертвовал 1 млн. лир, итальянские текстильщики - 50 тыс. лир, литовский рабочий комитет помощи собрал 100 тыс. марок, швейцарский - 100 тыс. франков, варшавские рабочие отчислили однодневный заработок, австрийские - собрали 12,5 млн. крон [15].

Российская благотворительность

В самой России помощь голодающим со стороны общественных организаций началась с предложения Ф. Нансена к Наркомвнешторгу собрать 300 тысяч серий гашенных марок, с целью обмена их за границей, на такое же количество плиток шоколада фирмы Глобер, с обязательством повторить обмен на тех же условиях после реализации первой партии.

9 марта 1922 года, после рассмотрения этого вопроса в Наркомвнешторге, газета «Правда» поместила статью под заголовком «Не бросайте марок», где призывала всех граждан РСФСР, особенно организации и учреждения, получающие большую почту, жертвовать «заштемпелеванные почтовые марки и марочные коллекции, которые будут обменены на шоколад и другие продукты для голодающих детей» [16].

В ожидании отправки в "сытые места". Ставрополь, 1921Для оказания еще более действенной помощи голодающему Поволжью Центральная Комиссия Помощи Голодающим (далее Помгол) при ВЦИКе обратилась к населению России с призывом начать сбор пожертвований в пользу голодающих, организовать сбор почтовых марок с писем, бандеролей и предложить всем государственным и общественным учреждениям начать сбор почтовых марок для отсылки в адрес уполномоченного Помгола по марочным пожертвованиям. Планировалось создать специальный аппарат, который должен был привести марки в ликвидное состояние, с целью их реализации за границей. На вырученные средства необходимо было закупить продовольствие для населения голодающих районов и доставить его срочно по назначению. С этой целью была разработана Инструкция комиссиям Помгола в России и за границей по сбору и реализации марочных пожертвований в пользу голодающих.

Почему марки пользовались такой популярностью за рубежом, что могли быть реализованы за деньги?

Дело в том, что в первые годы советской власти, из-за гражданской войны и блокады, отсутствовала регулярная почтовая связь с заграницей. Зарубежные торговцы, в том числе и филателистические, бойкотировали Советскую Россию. По этим причинам советские почтовые марки появлялись за рубежом случайно, вызывая большой интерес у коллекционеров, дорого ценивших их. Западная филателистическая печать также отмечала недостаточность советских марок, чем способствовала еще большему интересу к ним. Этим и объясняется непрерывный поток писем от филателистов многих стран мира к отдельным лицам и учреждениям нашей почты о выпуске советских марок и с просьбами об их высылке. Сбор марок проводился во всех учреждениях, предприятиях и у частных лиц. Для ускорения сбора и облегчения сдачи собранных марок, всем почтальонам города было вменено в обязанность принимать марки от населения не только через домовые комитеты, но и от каждого гражданина в отдельности. В целях дополнительного сбора средств, комиссия Помгола Самарского Губсовета профсоюзов решила выпустить особые благотворительные марки, для распространения их среди кустарей, чтобы они, при продаже своих изделий, реализовывали определенное количество этих марок.

Всего было отправлено в Москву 58069 марок и выручено 1,5 млрд.рублей дензнаками 1921 года и в девальвированных рублях около 100 тыс.рублей золотом [19]. Все эти деньги расходовались исключительно на покупку продовольствия для голодающих.

Продажу благотворительных марок Совнарком разрешил в почтовых и почтово-телеграфных организациях, находящихся и на территории Украины. Продаже подлежали четыре благотворительных марки, достоинствами в 20, 40, 120, 200 карбованцев (считая 1 карбованец равным 1 руб., достоинством денежного знака 1922г.) [20]. Помимо почтового сбора, определенная сумма отчислялась в фонд голодающим Поволжья.

В Ростове-на-Дону в 1922 году также выпустили специальную серию почтовых марок «Юго-Восток, помоги голодающему». На четырех крупноформатных марках были все необходимые атрибуты, слова: «РСФСР», «Почта» и «номиналы» 2000, 4000, 6000 [21]. Марки продавали в почтовом окне, наклеивали на отправления и гасили календарными штемпелями. Секрет этого выпуска состоял в номинале - вся сумма, обозначенная на марке - до единой копейки - шла в фонд помощи голодающим и не считалась почтовым доходом (Для получателя это было доплатное письмо).

В сентябре 1922 г. в Грузии были выпущены в обращение 4 почтовые марки с надписью «В пользу голодающих», отчисление от продажи которых шли в фонд ЦК Помгола [22]. Помимо филателистических источников, были и другие формы благотворительной помощи голодающим Поволжья.

Рабочие тульских оружейных и патронных заводов, весной 1922 года сформировали врачебно-питательный отряд, выехавший с двумя эшелонами продуктов в Самарскую губернию для оказания помощи голодающему населению. Средств, собранных на содержание отряда, было недостаточно и тогда Тульский Губисполком организовал лотерею под девизом «Для усиления средств Тульского врачебно-питательного отряда в Самарской губернии и детских домов в Тульской губернии». Билет стоил 50 тысяч рублей дензнаками 1921 г. Чистый доход от лотереи составлял около 140 тысяч рублей и был полностью израсходован на питание и лечение голодающих [23]. Бедствие, поразившее губернию, было так велико, что получаемая продовольственная и финансовая помощь была недостаточной. Поэтому, с одобрения Губкома, по примеру многих других исполкомов и учреждений, протоколом №9 от 16 марта 1922 года, президиум Губисполкома постановил устроить «во всероссийском масштабе» денежную лотерею в пользу голодающих, с выпуском одного миллиона билетов по 50 тысяч рублей каждый, а всего на 50 миллиардов рублей, с главным выигрышем в один миллиард рублей дензнаками 1921 года [24].

Необходимо отметить и помощь отдельных граждан голодающему Поволжью. Газета «Правда», №75 от 02.04.1922г. писала, что 30 марта 1922 года в станице Алексеевке на станичном сходе при прочтении воззвания о помощи голодающим Поволжья - новгородского епископа Евдокима, выступила бедная вдова Шевырева. Она заявила, что ее единственный кормилец сын служит в Красной Армии. Шевырева сняла с себя серебряный нательный крестик и со слезами попросила принять этот дар для голодных. Пример Шевыревой заразил всех собравшихся. В течение пяти минут было пожертвовано свыше миллиона рублей деньгами и, кроме того, собрание вынесло постановление немедленно произвести в станицах сбор серебра и золота в пользу голодающих.

Было проведено и ряд других мероприятий. Так, Постановлением ВЦИК от 2 сентября 1921 года, за период с 15 сентября по 15 октября 1921 года, по всей стране проводилась «Неделя помощи голодающим». Была выработана и опубликована инструкция о порядке проведении недели, где во второй и третий день организовывался кружечный сбор. В Москве такой сбор проводился 16 и 17 сентября, с продажей специального жетона, стоимостью не ниже 1000 рублей [25].

Голодающие дети. Самарская губерния, 1921 г.В Самаре «неделя» проводилась с 26 сентября по 2 октября 1921 года. Кружечный сбор был проведен 27 и 28 сентября также и по многим губерниям. Всем лицам, независимо от пожертвованной суммы, выдавался бумажный жетон с текстом «На нужды голодающего населения Самарской губернии».

Учитывая накопленный опыт, комиссия помощи голодающим при «Союзе работников просвещения и искусства» решила проводить в театрах города Самары 2 раза в неделю кружечные сборы в пользу голодающих.

В целях привлечения средств ЦК Помгола ВЦИК выпускает особые нагрудные знаки - жетоны. На право их ношения выдавалась особая грамота за подписью председателя ЦК Последгола тов. М.И.Калинина. Цена жетона была определена в размере 15 рублей золотом и оплачивалась совдензнаками по официальному курсу дня платежа [26].

Всем лицам, независимо от пожертвованной суммы, выдавался бумажный жетон с текстом «На нужды голодающего населения Самарской губернии».

В сентябре 1922 года правительство России начинает подводить итоги голодной кампании. Во всех официальных речах и на уровне председателя ВЦИК и ЦК Помгола М.Калинина, и на уровне председателя Губкомпомгола В. Антонова-Овсеенко звучит искренняя благодарность всем иностранным организациям, принявшим участие в борьбе с голодом.

В начале 1923 года, находясь в Москве, профессор Фритьоф Нансен выступил в Большом театре. В своей речи к собравшимся он отметил, что гордится выпавшей на его долю возможностью оказать небольшую помощь великому русскому народу, строящему новую жизнь и стремящемуся восстановить мощь великой страны. Он искренне пожелал продолжить начатое дело, хотя обстановка, вследствие переживаемого Европой послевоенного тяжелого кризиса, крайне не благоприятствует работе. Далее Ф. Нансен сказал, что в голодных местах он видел много грузов: АРА, Нансена, Красных крестов, и других, но больше всего было грузов Советского правительства. В своей речи он еще раз подчеркнул, что помощь заграничных организаций является самой незначительной долей той помощи, которая была оказана голодающим Советским правительством из своих скудных средств.


И.Н. Лазарева,
зав. отделом современной истории
СОИКМ им. П.В. Алабина

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Самарская летопись. Книга третья. Самара, 1998, с. 78.

  2. Сборник статистических сведений по Самарской губернии, вып. I. Самара, 1924, с. 155

  3. Газета «Правда», 2 июля 1921г

  4. Наякшин К.Я. Очерки истории..., с. 464.

  5. ГАСО, Ф. Р.79, оп.1, Д.2, л.203.

  6. ГАСО, Ф. Р.79, оп.1, Д.2, л.206-207.

  7. ГАСО, Ф.Р-79, оп.1, Д.38,л.16-18.

  8. ГАСО, Ф.Р-79, оп.1, Д.2, л.103-107.

  9. ГАСО, Ф.Р-130, оп.1. Д.27,л.5.

  10. ГАСО,Ф. Р-79,оп.1,Д.168, л. ненумерован.

  11. ГАСО, Ф. Р-79, оп.1, Д.109, л.97.

  12. ГАСО, Ф. Р-79, оп., Д.24, л.83.

  13. ГАСО,Ф.Р-79,оп.1,Д.440, л.74.

  14. ГАСО, Ф.Р-79,оп.1,Д.105,л.181.

  15. «Известия», 1922, № 104.

  16. «Советский филателист», 1924, №2, с. 28-29.

  17. ГАСО,Ф. Р-130, оп.1, л.52.

  18. ГАСО, Ф. Р- 130,оп. 2, л.57.

  19. ГАСО, Ф. Р-130, оп.1, л.24.

  20. Филателистический сборник, 1966, №3, с.31.

  21. «Русский коллекционер, 1922, №3-4, с.44

  22. «Коммуна», 4 августа 1922 г., № 1040.

  23. ГАСО, Ф. Р -81, оп.1, л.26.

  24. ГАСО, Ф. Р-130, оп.4, л.57.

  25. ГАСО, Ф. Р-130, оп.2, л.25.

  26. Самарский областной историко-краеведческий музей им. П.В. Алабина. Архив музея. Ф.IX. ОП.2, Д.31, л.64.


P.S. Прошло почти 90 лет со дня того трагического времени, но мы не должны забывать той помощи, которая спасла тысячи жизней наших земляков.

Цицерон говорил: «Благодарность - это не только величайшая из добродетелей, но и мать всех добродетелей». Отсюда следует, что если благодарность - сердце всех добродетелей, то неблагодарность - корень всех грехов.

Благодарность - это нравственная позиция получателя, его умение помнить получение дара и отблагодарить, повторить подобный поступок и не только в отношении дарителя, но и что самое главное - других людей.

Благодарность тем, кто делает нам добро, - это общепризнанная добродетель, и проявить благодарность в той или иной форме - это долг человека перед самим собой и перед теми, кто помогал ему.

Обращаемся к:
Руководителям областной, городских и районных Администраций,
Главам религиозных объединений,
всем частным организациям и жителям Самарской губернии!

Восстановим память о людях, которые в голодные годы 1921-1922 оказывали нам помощь.

Эта помощь спасла жизнь наших предков, а значит и нашу.

Наш долг - гражданский, нравственный, духовный увековечить память о тех, кто помогал нашей губернии.

Это будет памятник милосердию и благородству.

От редакции журнала
 

  

Главная

Наверх

Содержание выпуска

 Web_мастер  
Дизайн - группа "ВебМонтаж".
© 2000-2011, Самарская Лука.