Логотип
Подписной индекс:

83218

Логотип
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРА
ИСКУССТВО
Выпуски
Рубрики
О журнале
Редакция
Ссылки


  Рег. номер:
  C1571 от 18
  декабря 1996г.

  Адрес: 443056,
  Россия,
  г.Самара,
  ул.Скляренко,
  д.17-9

  Телефоны:
(846) 335-59-56
(846) 959-69-14

С именем А.С. Пушкина связано...  

О ранее неизвестных фактах в истории самарской Пушкинианы рассказала историк, краевед Раиса Павловна Поддубная в беседе с гл. редактором Маевской Г.В.

Г.В.: Раиса Павловна, среди родственников и близких знакомых Пушкиных Вы назвали Самариных и Соллогубов. Продолжаете ли Вы работу над изучением связей людей из окружения А.С. Пушкина с нашим краем?

Р.П.: Уже несколько лет занимаюсь исследованием архивных документов и материалов о близких знакомых А.С. Пушкина, Урусовых, Бороздиных, Василия Перовского, Колокольцевых, Муравьевых, Галахова, имения которых после образования Самарской губернии находились в южном Заволжье нашего края. Васильевское (ныне Приволжье), Спасское, Федоровка, Софьино, Екатериновка, Елань, Колокольцевка… Все это села, владельцы которых знали А.С. Пушкина.

Село Екатериновка - самая южная точка Приволжского района. Находится оно на левом берегу Волги, в стороне от столбовой дороги. Это настоящий заповедный уголок России.

С Запада и Юга село омывается водами Волги, с Востока - рекой Чагра. Из райцентра дорога на Екатериновку идет вдоль родниковых озер, а встречает каждого приезжающего сюда многовековая дубрава. До наших дней здесь сохранились редчайшая флора и фауна, целебный микроклимат. Березовые рощицы, пригорки, обрывы, покосные луга, с весны покрытые цветущими лекарственными травами, золотистые песчаные волжские берега…

К сожалению, никаких сведений о селе Екатериновка Приволжского района в исторической и краеведческой литературе XIX и XX веков не обнаружено.

Моей главной задачей было на основе архивных документов и материалов различных документальных справочников и сборников впервые рассказать об уникальной истории этого села Екатериновка.

Началось все в далеком 1762 году, когда новая императрица России, вскоре после коронования, издала Манифест от 4 декабря и Указ от 14 декабря, о приглашении староверов, бежавших в Польшу и окраину России, вернуться на Родину и поселиться в Поволжье на свободных землях. В сентябре 1763 года небольшая группа староверов поморского толка обосновалась на берегу Волги при впадении в нее реки Чагра. Назвали их поселение в несколько дворов деревней Екатерининская и приписали к Сосново-островской Округе Малыковского приказа (с. Малыковка – современный город Вольск).

В ходе административно-территориальных разделов и преобразований в Саратовской и Самарской губерниях менялась прописка деревни Екатерининская. В 1760-1770-е годы она входила в Сосново-островскую округу Малыковской волости. С 1780 года с образованием Хвалынского уезда эта деревня входит в Хвалынский уезд. При образовании в конце 1835 года в Саратовской губернии Николаевского уезда деревня Екатериновка выделяется из Хвалынского уезда, расположенного на правом берегу р. Волга, и входит в состав Березоволукской волости Николаевского уезда. С ноября 1918 года по 1927 село Екатериновка входит в Пугачевский уезд. С образованием в 1928 году Приволжского района, Екатериновка вошла в этот район.

Положение отдаленной, окраинной части от губернских, уездных и районных центров (в 1963-1967 г.г. Екатериновка вместе со всем Приволжским районом входила в состав Безенчукского совхозно-колхозного производственного управления с центром в с. Безенчук) естественно отразилось на внимании к этому селу не только местного руководства, но и историков и журналистов.

А село Екатериновка жило и развивалось вместе со страной, принимало участие в защите Отечества, вырастило немало людей, известных не только в Самарской области, но и далеко за ее пределами.

Говорят, что история - это встреча людей в веках, и могу засвидетельствовать, встреча волнующая. Исследование архивных материалов позволило выявить сведения, важные не только для истории села Екатериновка, но и неожиданно пополнившие Самарскую Пушкиниану.

Более десяти лет старообрядцы поморского толка деревни Екатерининской самостоятельно вели свое немудреное хозяйство, пахали землю, сеяли рожь и овес, ловили рыбу, ходили на охоту, начали разводить овец, сады, занимались необходимым для своих нужд мелким промыслом.

Они были свободны… Их никто не притеснял. Свободно исправляли древние православные обряды, берегли древнерусские книги и потемневшие деревянные образа. Мужчины по делам поселения и на ярмарку ездили в Сосновый Остров. Случалось, что в Екатериновке принимали и скрывали беглецов от помещиков и другого неспокойного люда.

Успешное окончание русско-турецкой войны 1768-1774 годов и разгром крестьянского движения 1772-1773 годов под водительством Е. И. Пугачева вызвали новые щедрые награждения Екатериной II наиболее отличившихся в сражениях землями - «дачами» на Волге.

Обширные владения у Соснового Острова и Черного Затона получил боевой генерал-поручик Иван Федорович Кокошкин (6 XI 1720 - 12 VII 1786), участвовавший почти во всех войнах XVIII века.

В его дачу вошла и деревня Екатерининская. Кокошкины «многие служили в стольниках и других знатных чинах и жалованы были по грамотам Царей и Великих Князей за службы их поместьями и крестьянами <…>».

Род Кокошкиных внесен в VI часть (древнейших русских дворян) родословных книг Московской, Нижегородской и Санкт-Петербургских губерний. [1].

Федор Иванович Кокошкин генерал-поручик от армии служил Отечеству с 1735 до 30 мая 1765 года. Как храбрый и талантливый офицер проявил себя во время Прусской (Семилетней) войны. Особенно отличился в «наижесточайшем сражении» в 1757 году при Гросс-Эгерсдорфе.

Смелость и воинскую смекалку проявил при осаде Кюстрина в 1758 году и в сражении при Вагенбурге в 1759 году, будучи главным командиром. Победные сражения русской армии при Пальциге 12 июля 1759 года, при Франкфурте 1 августа, в которых участвовал со своей бригадой Ф. И. Кокошкин. Во всю свою тридцатилетнюю службу всегда руководствовался главным: защита Отечества, честь русского воина, прежде всего. За воинскую доблесть награжден многими российскими орденами, в том числе орденом Св. Анны первой степени.

В своем саратовском имении Федор Иванович бывал редко. Но если удавалось в летнюю пору вырваться на Нижнюю Волгу, со всей многочисленной семьей, сопровождаемой дворовой челядью, на расшивах спускались к Сызрани, а оттуда на лошадях отправлялись в свою уже обустроенную усадьбу в селе Богоявленском Черный Затон тож.

У Федорова Ивановича и его супруги Екатерины Михайловны выросло шесть сыновей и три дочери. Его сыновья Дмитрий, Алексей, Петр, Павел, Федор и Александр начинали свою службу в нижних чинах российской армии. Дмитрий Федорович (? - 10 VII 1792) дослужился до высокого при Екатерине II воинского звания бригадира. Алексей Федорович, гвардии сержант умер в 1787 году. Прапорщиком закончил воинскую службу Петр Федорович. Будущий владелец деревни Екатериновка Александр Федорович Кокошкин, участник всех войн России конца XVIII и начала XIX века. За храбрость, умелое командование в сложной обстановке при сражениях с неприятелем получил чин подполковника и многие российские ордена. В историю искусства и театра вошел Действительный Статский Советник Федор Федорович Кокошкин (20.4.1773 - 9.9.1838), драматург, переводчик, директор императорских театров.

В воскресные дни молодежь спозаранку переправлялась на луговую сторону Волги, в деревню Екатериновку. В семье Кокошкиных с величайшим почтением относились к императрице, пожаловавшей им огромные поместья, по-своему любили заповедные места около Екатериновки, особенно дубраву, вызывавшую у них неподдельный восторг, но мало заботились о быте и нуждах их новых крепостных.

За год до своей кончины Ф. И. Кокошкин предусмотрительно в 1785 году разделил свои Московские, Петербургские и Саратовское имения между своими наследниками.

Основная часть саратовских владений перешла к старшему сыну подполковнику Александру Федоровичу.

7 ноября 1780 года Екатерина II издала указ Правительствующему Сенату об учреждении Саратовского наместничества. Села, населенные дворцовыми и государственными крестьянами, были переименованы в города - уездные центры. В том числе село Сосновый Остров был переименован в город Хвалынск, слобода Малыковка - в город Вольск.

К концу XVIII века А. Ф. Кокошкин заселил Екатериновку своими крестьянами из имений Московской губернии. [2].

В Экономических примечаниях Генерального межевания Хвалынского уезда Саратовской губернии (Луговая сторона, около 1798 г.) о селе Екатериновка сказано следующее: «… №2. Екатериновка владения подполковника Александра Федоровича сына Кокошкина, <…>. Крестьяне состоят на пашне, промыслов не имеют. Женщины сверх полевой работы занимаются рукоделием, как то прядут лен, посконь и шерсть, и ткут холсты и сукна для собственного своего употребления, зажитка средственнаго». [3].

С А. С. Пушкиным были знакомы Ф. Ф. Кокошкин и владелец Екатериновки А. Ф. Кокошкин. Федор Федорович Кокошкин окончил Московский университет и служил в гвардии, был прокурором в Москве. С 1818 года - заведующий репертуарной частью, а с 1823 по 1831 - директор Московского Императорского театра. Энтузиаст театрального дела, актер, драматург и режиссер, Кокошкин сам занимался обучением сценическому искусству воспитанников театральной школы.

Как литератор Кокошкин выступил впервые в 1806 г. с комедией «Перегородка» (переделка с французского). Затем появились стихотворения «На бегство Наполеона» (1812), «Излияние чувств глубочайшей благодарности» (1814), перевод, или вернее, переделка «Мизантропа» Мольера (1816), «Роман на один час» - комедия, перевод с французского (1820).

У Федора Федоровича Кокошкина был довольно широкий круг знакомых в мире литературы и искусства. У него каждую неделю бывали литературные вечера и домашние спектакли. В его доме собирались известные литераторы и артисты. Близко знавший Кокошкина А. Милюков называет Щепкина, Мочалова, Загоскина и Вильтмана - все это близкие знакомые А. С. Пушкина. Да и сам Пушкин познакомился с Кокошкиным во второй половине 1820 годов после возвращения из ссылки.

Жил Кокошкин в своем доме на перекрестке Арбатских ворот и Воздвиженки на широкую ногу. В его доме проводились лекции по литературе, писатели и поэты читали свои новые сочинения. Любительские спектакли, поставленные в доме Кокошкина с большим размахом, сопровождались роскошными пиршествами. Да и сам Федор Федорович, считавший свое исполнение искусством, читал собравшимся свои переводы, в том числе «Мизантропа» Мольера. Всюду здесь царил распорядок екатерининских вельмож.

Для подтверждения этого приведу два-три примера.

Будучи членом «Общества любителей русской словесности» Кокошкин посещал домашние лекции по русской словесности поэта, переводчика, литературного критика Алексея Федоровича Мерзлякова (1778-1830). Нередко по окончании очередной лекции читали и обсуждали произведения слушателей. Интересные воспоминания об этих чтениях оставил литератор Николай Васильевич Сушков (писатель, муж родной сестры поэта И.Ф. Тютчева) и его племянница поэтесса Е. П. Ростопчина: «Чтения <…> Алексея Федоровича, уже не для учеников, а для самих литераторов и любителей русского слова <…> увлекали внимание слушателей и слушательниц. Тут бывали не одни юноши - писатели, но и заслуженные литераторы, государственные мужи, почетные из ученых лиц особы. Н. М. Карамзин, И. И. Дмитриев, Ю. А. Нелединский-Мелецкий (дед почетного гражданина города Самары Юрия Федоровича Самарина), кн. И. М. Долгорукий, Ф. Ф. Кокошкин, Ф. Ф. Иванов, В. Л. Пушкин (Пушкин Василий Львович – родной дядя А.С. Пушкина), Н. И. Ильин, кн. Д. В. Голицын, <…> М. Т. Кочановский и многие из членов университета».

Сохранились воспоминания С. Т. Аксакова, с юных лет знакомого с Федором Федоровичем Кокошкиным о его знакомстве с Г. Р. Державиным.

С. Т. Аксаков писал: «Ф. Ф. Кокошкин перевел Мольерова «Мизантропа»; перевод его пользовался тогда большою славою; петербургская актриса М. И. Вальберхова выпросила у Кокошкина эту пиесу, еще не игранную на петербургской сцене, себе в бенефис. Я отправлялся в самое то время из Москвы в Петербург; Кокошкин прислал со мною г-же Вальберховой «Мизантропа» и взял с меня обещание, что я прочту сам его перевод всем актерам на «считке» и даже посмотрю за репетициями, на что дал мне письменное полномочие. Я принялся было за дело с обычною мне горячностью, но скоро увидел, что играю тут смешную роль: никто из актеров не хотел меня слушать и не обращал внимания на мои права, потому что заведовавший тогда репертуарною частью кн. А. А. Шаховский, с которым я был впоследствии очень дружен, не благоволил к Кокошкину и оскорбился, что такой молодой человек, как я, имел право ставить на петербургскую сцену такую знаменитую пиесу, как «Мизантроп» Мольера. Считку, разумеется, произвели без меня <…> Державин по добродушию принял живейшее участие в моем неприятном положении; он знал только отрывки из перевода Кокошкина, когда-то прочитанные мастерски (по общему мнению) самим Кокошкиным в «Беседе русского слова» <…> он стал меня убедительно просить, чтобы я провел ему всего «Мизантропа» <…> на другой день вечером, при довольно многочисленной публике, я прочел «Мизантропа»; Гаврила Романович был совершенно доволен». [4].

Как отмечали его современники Кокошкин был восторженным почитателем талантов, способным на бескорыстное восхищение, его увлекала причастность к таланту, возможность вложить свою долю в его развитие.

А. Милюков писал о Кокошкине, что он «был «недурным актером в тогдашнем псевдоклассическом смысле и удачно играл на своем домашнем театре в комедиях Мольера, но едва ли в ряду разыгранных им ролей на сцене нашлось бы лицо столь комическое, как он сам был в действительной жизни». [5].

В театральном музее имени А. А. Бахрушина есть акварель неизвестного художника под названием «Урок крепостной актрисы». Это копия с оригинала, который хранится в запасных фондах музея-усадьбы «Архангельское».

Сатирическое жало художника направлено на стоящего справа мужчину в модном для начала 20-х годов XIX века фраке и пестром жилете. Он маленького роста, но с огромной для такой фигуры головой, увенчанной бутафорским театральным шлемом. На гребне шлема вместо воинственного гордого орла притулилась канарейка. Поза и жесты явно парадируют характерную для эпохи классицизма актерскую игру.

На рисунке изображена неудачная попытка Кокошкина преподать урок драматического искусства известной широкой публике актрисе Екатерине Семеновой.

Великая русская актриса Екатерина Семенова не терпела никакой фамильярности в обращении со стороны лиц, стоящих выше ее по сословной иерархии.

Будучи княгиней, Семенова продолжала играть в любительских спектаклях. На одной из репетиций Кокошкин пытался делать ей замечания «Перед вами не княгиня Гагарина, а Екатерина Семенова» - одернула его актриса. Этот эпизод и послужил сюжетом, для создания карикатуры.

Творчество Семеновой высоко ценил А. С. Пушкин. А его дядя Василий Львович Пушкин 14 октября 1818 года писал так: «Я ее видел играющую Клитемнестру в «Ифигении». Прекрасно! Но прочих надо гнать со сцены помелом». [6].

«В первой половине двадцатых годов, - вспоминает Вяземский, - <…> директор Московского театра Ф. Ф. Кокошкин, с которым находился я в приятельских отношениях, просил меня написать что-нибудь для бенефиса Львовой-Синецкой <…>, актрисы, состоявшей под особенным покровительством его. Я ему отвечал, что не признаю в себе никаких драматических способностей, но готов ссудить начинкою куплетов пьесу, которую другой возьмется состряпать. Перед самым тем временем познакомился я в Москве с Грибоедовым, уже автором знаменитой комедии. Я сообщил ему желание Кокошкина и предложил взяться вдвоем за это дело. Он охотно согласился. <…> Он брал на себя всю прозу, расположение сцен, разговоры и прочие. Я брал - всю стихотворную часть, т.е. все, что должно быть пропето». [7].

В декабре работа над текстом пьесы была закончена, и водевиль был послан в петербургскую театральную цензуру.

Водевиль (музыка А. Н. Верстовского) был сыгран на московской сцене (24, 29 января и 5, 16 февраля 1824 г.), и с некоторыми переделками, - на петербургской (1, 11, 17 сентября 1824 г.).

О знакомстве Федора Федоровича с Сергеем Тимофеевичем Аксаковым сохранилось свидетельство Ю. И. Венелина (1802-1839) о встрече с Кокошкиным в доме Аксаковых. Закончив Московский университет в 1829 году, Венелин решил совершить поездку в Болгарию. Перед путешествием побывал у Сергея Тимофеевича. Вот как об этом писал сам Венелин:

«Суббота. 12. заехал к Аксаковым, был с ними под Новинском, <…> обедал у Аксаковых, где были Загоскин, Калейдович, Щепкин, Фролов, Пинский, Верстовский, Кокошкин, Строев. Ввечеру он был на спектакле у Кокошкина, данном в виде экзамена воспитанниками театра». [8].

  • Калейдович Константин Федорович (1792-1832), известный историк, филолог, исследователь древней славянской письменности, был частым гостем в семье у Аксаковых

  • Фролов П.Г. – знакомый С.Т. Аксакова

  • Корниолин-Пинский М.М. (1796-1866) – юрист, чиновник министерства юстиции

  • Т.М. Строев (1796-1876)

Через своих жен Кокошкины имели обширные родственные связи с многими знаменитыми в России фамилиями. Так, например, жена Федора Федоровича Варвара Ивановна Архарова (6 VI 1786 - 25.4.1811) - дочь известного деятеля Ивана Петровича Архарова. Ее сестра Софья Ивановна Архарова, в замужестве графиня Соллогуб, мать писателя, поэта В. А. Соллогуба и дипломата знакомого А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя, друга М. Ю. Лермонтова, Л. А. Соллогуба, женатого на Марии Федоровне Самариной, родной сестре почетного гражданина города Самары Юрия Федоровича Самарина. Через Соллогуба и Архаровых Кокошкины состояли в родстве с Пушкиными, князьями Волконскими и графами Васильчиковыми.

Как вспоминает Александра Осиповна Смирнова-Россет Софья Ивановна Соллогуб, родная сестра жены Ф. Ф. Кокошкина, летом 1831 года вместе с детьми Львом и Владимиром жила у своей матери Е. А. Архаровой, с которой в это время часто встречался Пушкин.

Лев и Владимир Соллогуб виделись с Пушкиным в Петербургском великосветском обществе. [9].

Фамилия Кокошкиных встречается в эпистолярном наследии А. С. Пушкина и его современников. По содержанию писем П. А. Вяземского, князя В. С. Голицына и других видно, что Пушкин неплохо знал Кокошкина и его неуемную натуру. Известен французский перевод стихотворения А. С. Пушкина «Я пережил свои желания», сделанный Кокошкиным. [10].

25 февраля 1831 года князь В. С. Голицын (Василий Сергеевич Голицин, 1794-1836), писал Пушкину:

«Дон Жуана должен я отложить, почтеннейший Александр Сергеевич, до завтра: Кокошкин вздумал дать сего дня маскарад и хоры с музыкой назначены в парад, - чтоб горю моему немного пособить намерен вечер сей я в английском быть. <…> Завтра восемь часов вечера жена моя и я, нижайший, ожидаем Вашего посещения с нетерпением, равняющимся искренней преданности моей к Вам.

Вл. кн. Голицын. 25-го среда». [11].

Ныне забытый театральный деятель, писатель, поэт и переводчик Ф. Ф. Кокошкин был очень характерной и выразительной фигурой своего времени.

А. С. Пушкин был знаком с Сергеем Александровичем Кокошкиным. В Адрес Календаре на 1824 год (С.-Петербург) о генерале С. А. Кокошкине (1785-1861), участнике Отечественной войны 1812 года и Заграничных походов 1813-1814 г.г. на странице 164 написано, что он Флигель-адъютант Его Императорского Величества, награжден орденом Святой Анны 4 степени, Прусским знаком железного креста и серебряной медалью 1812 года.

В «Общей росписи» Адрес Календаря на 1854 год о С. А. Кокошкине имеется запись по Полтавской губернии: «Черниговский, Полтавский и Харьковский генерал-губернатор, генерал-адъютант, генерал-лейтенант Сергей Александрович Кокошкин».

Быть военным генерал-губернатором Харьковской, Черниговской и Полтавской губерний - высокая честь и большая ответственность. [12]. На этом посту С. А. Кокошкин находился несколько лет.

Одновременно он был Главным наблюдателем над Харьковским Университетом и Управляющим Харьковского учебного округа на правах попечителя.

В начале тридцатых годов XIX века Сергей Александрович Кокошкин исполнял должность Санкт-Петербургского обер-полицмейстера. Был знаком с А. С. Пушкиным. В 16 томе полного собрания сочинений напечатано письмо А. С. Пушкина к Кокошкину и его ответ поэту. [13].

В 1856 году генерал-лейтенант, затем генерал-от-инфантерии Кокошкин был присутствующим в Правительствующем Сенате. Активное участие в общественной жизни принимала его жена Софья Александровна. Вместе с супругой генерал-лейтенанта Светлейшего князя Воронцова Елизаветой Ксаверьевной Воронцовой, близкой знакомой А. С. Пушкина, она была попечительницей при управлении Московского отделения Главного совета женских учебных заведений, председателем которого был Действительный Статский Советник князь Сергей Михайлович Голицын.

С 1831 по 1837 год за шесть лет семейной жизни Пушкин сменил шесть квартир. Осенью 1834 года, узнав, что Вяземские освободили этаж в доме Баташева на Французской набережной, Пушкин со своим семейством (к этому времени вместе с ними поселились сестры Гончаровы Екатерина и Александра) переехал туда на целых два года, до осени 1836 года, здесь родился младший сын поэта - Григорий. Пушкин обратился к обер-полицмейстеру Петербурга генералу-от-инфантерии С. А. Кокошкину с просьбой разрешить ему разорвать контракт с Баташевым о найме квартиры. 5 сентября 1836 года поэту вручили ответ полицмейстера:

«Милостивый государь Александр Сергеевич!

Возвращая у сего доставленную Вами ко мне при письме копию контракта, на наем квартиры в доме полковника Батюшова <…>» и утверждает, «что для уничтожения сего акта нужно формальное прошение, в коем следует описать причины, нарушающие условия со стороны владельца дома и поставляющие Вас в необходимость отказаться от дальнейшего проживания в оном, без сего Вы от ответственности за квартиру освободиться не можете <…> №6707. 5 сентября 1836 г. С. Кокошкин». [14].

И все же Пушкины переехали в дом князя Волконского на набережной Мойки. С семьей хозяйки дома, княгини, Софьи Григорьевны, дочери бывшего Оренбургского генерал-губернатора князя Григория Семеновича Волконского, члена Государственного совета, Пушкин был знаком ранее.

В этом доме Пушкин жил с сентября 1836 года по январь 1837 года. Здесь закончены «Капитанская дочка», стихотворение на последнюю лицейскую годовщину, несколько статей для журнала «Современник».

23 января 1811 года подполковник Александр Федоров Кокошкин продал свое обширное Саратовское имение прапорщику Василию Ивановичу Семевскому за триста семьдесят семь тысяч двести пятьдесят рублей государственными ассигнациями.

Дворяне Семевские, купившие обширное волжское имение Кокошкиных, в связи с указом Екатерины II 1862 и 1863 годов переселились из Польши в Россию. Бывшие витебские помощники получили земли в Торопецком уезде Псковской губернии.

Почти все Семевские служили в Российской армии, с оружием в руках сражались с неприятелями. Многие из них внесли большой вклад в развитие науки, публицистики, просвещения и культуры в России.

Род Семевских внесен во II часть (военного дворянства) родословных книг Санкт-Петербургской, Псковской и Новгородской губерний.

Василий Иванович Семевский (1748-1829) с началом Отечественной войны 1812 года находился в ополчении, участвовал во многих сражениях и изгнании наполеоновских войск из России. За храбрость и отвагу пожалован орденом Св. Владимира 4 степени.

Сын хозяина волжского имения Василия Ивановича Семевского Арсений Васильевич Семевский служил в лейб-гвардии Кирасирском Его Величества полку, в отставку вышел капитаном. Вскоре получил чин Надворного Советника, женился на графине Клеопатре Ивановне Головиной (1804-2.III.1827). Ее пращур видный деятель петровской эпохи Федор Алексеевич Головин (1650-1706) - боярин, комнатный стольник, управлял Посольским приказом, затем возглавил Военно-морской приказ, стал генерал-адмиралом (1699) и получил в ведение всю внешнюю политику государства, создал систему постоянных представителей России за границей (1699-1706).

В 1700 году Федор Головин возведен в графское достоинство и получил чин генерал-фельдмаршала. В том же году Петр I пожаловал Головину около миллиона десятин земли в Поволжье, в основном в Симбирской провинции. Он первым в России пожалован орденом Св. Андрея Первозванного (1699).

Прапрадед Клеопатры Ивановны - Иван Федорович Головин (1682-1708) женился на дочери прославленного петровского генерал-фельдмаршала, выдающегося русского военачальника Б. П. Шереметева графине Анне Борисовне (1673-1723). Он - троюродный брат Евдокии Ивановны Головиной, дочери адмирала И. М. Головина, которая в 1721 вышла замуж за Александра Петровича Пушкина, прадеда великого поэта земли русской.

Прадед генерал-поручик, граф Федор Иванович Головин (1704-1758) от брака с графинею Натальею Павловною Ягужинскою (1716-1786) имел двух сыновей и семь дочерей.

Дед жены А. В. Семевского граф Сергей Федорович Головин (1738-1786) женился на графине Клеопатре Платоновне Мусиной-Пушкиной, дочери сенатора, президента коммерц-коллегии. Когда у сына Сергея Федоровича, полковника Ивана Сергеевича и его жены Настасьи Ивановны Воронцовой в 1804 году родилась дочь, ее в честь бабушки назвали Клеопатрой. Через многочисленных, знаменитых и менее знаменитых родственников жены Арсений Васильевич породнился с князьями Голицыными, Трубецкими, Хованскими и Борятинскими, состоял в родстве с А. С. Пушкиным и Самариными.

Родной теткой Клеопатры Ивановны была графиня Елизавета Сергеевна Головина, которая вышла замуж за бригадира князя Михаила Александровича Шаховского (1758-1817). Ее двоюродным братом был Статский Советник, князь Валентин Михайлович Шаховский, а двоюродными сестрами девять дочерей Елизаветы Сергеевны.

Головины были в родстве с первым русским драматургом и директором русского театра Александром Петровичем Сумароковым. Двоюродный прадед Клеопатры Ивановны граф Антон Петрович Головин был женат на дочери А. П. Сумарокова Прасковье Александровне.

Двоюродная бабушка жены В. А. Семевского Анастасия Николаевна Головина совсем юной девушкой вышла замуж за вдовца Александра Юрьевича Нелединского-Мелецкого, деда жены крупного самарского землевладельца Федора Васильевича Самарина Софьи Юрьевны, рожденной Нелединской-Мелецкой.

18 декабря 1835 года Николай I подписал указ об учреждении в Саратовском крае трех новых уездов - Николаевского, Новоузенского и Царевского.

При создании новых уездов от обширного владения помещика Надворного Советника Арсения Васильевича Семевского в Хвалынском уезде в Николаевский уезд отошла сравнительно небольшая часть Заволжской земли и Сергиевка. Однако все вопросы, связанные с барщиной, оброками и другими житейскими делами крестьян Екатериновки решались по-прежнему через управляющего имением, контора которого находилась в центральной усадьбе помещика в селе Богоявленское Черный Затон тож Хвалынского уезда.

Так население деревни Екатериновка оказались в прямом смысле в подчинении двух властей - административной: уездной - в Николаевске, и волостной - в Березовой Луке, и помещичьей - в селе Богоявленском Хвалынского уезда.

(Продолжение следует)

 


Поддубная Р.П.
 

Примечания

  1. Общий Гербовник. X. 74.

  2. Российский Государственный архив древних актов (далее РГАДА) ф. 1355. оп. 1. д. 1366. л. 2.

  3. РГАДА. ф. 1355. оп. 1. д. 1366. л. 1.

  4. Аксаков С.Т. Знакомство с Державиным// Г.Р. Державин. Сочинения. М. 1985. с. 523-524.

  5. Милюков А. с. 2.

  6. Москвич Василий Львович Пушкин. М. 2006. с. 158.

  7. Вяземский П.А. «Дела или пустяки давно минувших лет»//Русский архив. 1874. №2. с.

  8. Записки Отдела Рукописей РГБ. Вып. 51. М. 2000. с. 199.

  9. Русский Архив. 1888. №7. с. 312.

  10. Пушкинская энциклопедия 1799-1999. М. 2003. с. 334-335.

  11. Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 17 т.т. т. 14. с. 155.

  12. Адрес-Календарь. на 1854 г. Спб. с. 121.

  13. Пушкин А.С. Полн. Собр. соч. т. 16. с. 161.

  14. Пушкин А.С. Полн. собр. соч. т. 16. с. 161. А.П. Сумароков

Главная

Наверх

Содержание выпуска

Web_мастер  
Дизайн - группа ";ВебМонтаж".
© 2000-2011, Самарская Лука.